Dragon Age
Before the Storm
18 +

Точка отсчета: начало Волноцвета 9:44 Века Дракона.
События развиваются после финала "Чужака".
Leliana
Рыжий админ широкого профиля.
× Hawke
Социальный герой. Сочувственно покивает вам в разговоре.
× Surana
Это же эльф! Чего вы хотите взять с эльфа?

Dragon Age: Before the storm

Объявление

26.10.2018 Зима близко, а у нас тепло — мы просто играем по "Драге". Конечно, на форуме ещё всем хватит работы — мы сейчас на самом старте, но приём анкет открыт. Добро пожаловать!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Before the storm » Настоящее » 14 Волноцвета 9:44 ВД | Порочность без добродетели


14 Волноцвета 9:44 ВД | Порочность без добродетели

Сообщений 81 страница 100 из 102

1

ПОРОЧНОСТЬ БЕЗ ДОБРОДЕТЕЛИ
14-16 Волноцвета 9:44 ВД | Скайхолд, Морозные горы - Монтсиммар, Орлей
https://picua.org/images/2018/11/12/83000b247260b51bee9826c0e2e82645.png
Луи Леблон и Йен Лирандин

Инквизиции становится известно о том, что из эльфинажа Монтсиммара стали пропадать эльфы. Городская стража, как обычно, занимается делом спустя рукава, когда это касается остроухих. Подозревая возможную связь с деятельностью Ужасного Волка, Инквизиция отправляет своих агентов разобраться в ситуации.
Кровь-кишки обязательно, возможен вынос мозга и повышенные дозы элвенглори

Отредактировано Ian Lirandyn (2018-11-12 21:55:05)

0

81

Луи был почти уверен, что если кто и останется на ногах, то разве что по стечению обстоятельств, но хвастаться своими навыками - в том числе силой своего снотворного - последнее дело, так что он просто кивнул Йену в ответ и устроился во втором кресле, возле холодного в это время камина. Ждать не хотелось, ожидание иногда здорово сбивает с правильного настроя, да и просто чревато лишними непредвиденными проблемами, но, с другой стороны, ждать - тоже искусство, и, возможно, попрактиковаться в нём будет сейчас совсем неплохо, а то что-то очень уж он распалился при встрече с этим шевалье.
  Луи сидел, удобно откинувшись на мягкую спинку кресла, кивал в такт словам Йена, одобрял всё, что тот успел предпринять - он и сам не сработал бы лучше - подумал, что, кажется, видел каретный сарай, пока пробирался к особняку, и с повозкой действительно будет удобнее, хотел уже что-то сказать насчёт прогулки "на своих двоих", которая рисковала оказаться слишком долгой и привлечь к себе внимание, но потом услышал о долийцах и невольно так и встрепенулся.
- В клане? В самом деле? - Луи весь подобрался и так и подался к Йену, услышав о его планах. - Ты уверен в своём Хранителе? Их там примут? Меня особенно беспокоит даже не Раэл, он сирота, да и совсем маленький ещё, а те, кто постарше. Они ведь никогда не жили по вашим законам, с ними может быть трудно. Это не помешает? Потому что если не помешает, - теперь голос Луи звучал воодушевлённо, даже лихорадочно, а глаза так и горели, - если нет, знаешь, о чём я подумал ещё там, в эльфинаже? У той девушки, Лиссы, конечно, есть родители, но её отец - тот ещё ублюдок, он вполне может продать её снова. Восемнадцатилетнюю возьмут в клан? И можно ли позвать туда её сестёр? Я бы попробовал договориться с их матерью, хоть даже и за деньги, им там ведь тоже небезопасно. Как ты думаешь? Возможно это всё? - Луи смотрел на Йена так, как будто сам просился в клан, и от ответа зависела по меньшей мере его жизнь. Смотрел - и ни на грош не замечал, как сейчас выглядит.

+1

82

  Йен не любил шемленов, не доверял им и всегда ждал от них худшего - это было легко заметить по всем его словам и действиям. Вот и сейчас он поделился своим планом с Луи, а в ответ ждал насмешки или спора - "это глупо", "так нельзя", "им будет лучше в эльфинаже", и прочих "шемленских" доводов. И первый же вопрос орлесианца лег как раз в строку к этим ожиданиям - да как он смел сомневаться в Хранителе! - и Йен собирался уже возмутиться, но так и не проронил ни звука, оказавшись прямо-таки атакованным новыми вопросами, в которых нашлось место странному воодушевлению, граничащему с возбуждением.
  Как часто бывало в минуты замешательства, долиец по-птичьи склонил голову к плечу, удивленно и недоверчиво вглядываясь в собеседника. Тот не просто не стал спорить, но и как будто обрадовался замыслу Лирандина - точно ему и впрямь было дело до того, что будет с этими детьми. И это была уже не первая странность в его поведении, не первый раз, когда он демонстрировал отношение к эльфам, которое сильно отличалось от того, что Йен видел до сих пор.
  Нет, не все люди были скотами - долиец неохотно, но мог это признать. Не все из них обращались с эльфами скверно, не все стремились сделать из них рабов, слуг или шлюх. Но в то же время всегда находилось место отчужденности, а то и снисходительности. Луи же говорил о дальнейшей судьбе юных остроухих так, словно болел за них всей душой - как... как за родных.
  "Может, он считает себя эльфом?.." - растерянно подумал Йен, честно пытаясь припомнить, слышал ли когда-нибудь о подобном расстройстве.
- Возраст не имеет большого значения, - когда Лирандин все же заговорил, его голос звучал на удивление мягко, хотя некоторая подозрительность так и не исчезла до конца из его взгляда. - Порой в клан принимают и взрослых плоскоухих, а трудности - не то, чем можно напугать мой народ, - по его губам скользнула слабая улыбка. - Достаточно желания изменить свою жизнь, принять наши законы и обычаи, принять клан, как свою семью. Поэтому я и сказал, что хочу увести всех, кто согласится уйти - неважно, сироты они или нет. Эти дети пережили такое, что теперь заслуживают того, чтобы самим решать свою судьбу. Лисса, ее сестры, Раэл, Рилла и остальные - если они захотят оставить эту жизнь позади, долийцы примут их. В моем клане мало детей, нас там теперь вообще немного... - он осекся - говорить с шемленом о том, что произошло с кланом Лирандин он не собирался. - Луи, - негромко позвал Йен, не сводя с него внимательного взгляда. - Почему тебя так волнует, что будет с этими детьми? Только не нужно говорить мне о своем гуманизме - большинство шемленов, даже сочувствуя им, разве что отсыпали бы немного серебра, а потом отвернулись. Потому что это не их дело. Тогда почему ты ведешь себя так, как будто это твое дело?
  Говорят, дареному коню в зубы не смотрят, и Йену бы порадоваться тому, что в его замысле у него появился союзник, а не подозревать его в чем-то. Но он чувствовал в поведении шемлена странность, и это не давало ему покоя.

+1

83

Луи слушал сосредоточенно и одновременно жадно. За последние годы ему доводилось несколько раз по поручениям Бриалы пересекаться с долийцами, но эти встречи всегда были мимолётными, общаться с "шемлеом" кочевые эльфы совсем не горели желанием и узнать их по-настоящему он не успел. А не зная, совсем не мог быть в них уверен и сейчас ловил каждое слово Йена, был вдвойне внимателен и придирчив: всё казалось, что если есть какой-нибудь подвох или риск, что этих бесприютных эльфинажек не примут, то это как-нибудь, хоть косвенно или подспудно, прозвучит в речи или тоне долийца.
  Не прозвучало. Если всё так, как Йен говорил - а он ни на грош не "пах" сомнением - то, всё должно быть в порядке, и у этих детей появился шанс на совсем другую жизнь и куда как лучший дом, чем был у них всю жизнь до этого.
  Луи испытал искреннее облегчение, заулыбался собеседнику - и только когда тот начал задавать свои вопросы, сообразил, что, кажется, позволил себе слишком большую откровенность: его сочувствие к эльфам и участие в их судьбах, похоже, перестало выглядеть просто человечностью и начало производить подозрительное впечатление. Что отвечать и как теперь быть?
  Насколько Луи успел узнать за эти пару дней своего напарника, просто обманывать его или отмахиваться от его слов не имело смысла: во-первых, Йен не поверит, у него явно звериный нюх на фальшь, во-вторых, так недолго потерять то нарождающееся доверие, которое он, кажется, начал у долийца вызывать. Может быть, сказать правду? На какие-то секунды эта мысль даже показалась соблазнительной, но потом память услужливо подкинуло несколько ситуаций с тем, как эльфы-слуги или горожане реагировали на его происхождение, и откровенничать сразу расхотелось.
  Некоторое время Луи молча смотрел на Йена, почти физически ощущая, как тянется повисшая в воздухе пауза, потом неопределённо усмехнулся и пожал плечами:
- Можешь называть это гуманизмом, если хочешь, можешь как-нибудь ещё, - негромко отозвался он, не отводя взгляд от лица Йена. - Просто я не могу похвастаться весёлым детством и неплохо знаю, каково это, когда тебя пинают, как хотят, и не у кого искать защиты, - что ж, это была почти правда. - После этого всегда хочется избавить других от того же самого, если есть хоть какой-то шанс, - внезапно смутившись, Луи опустил взгляд и ожесточённо потёр переносицу, а потом снова поднял глаза на Йена, теперь уже с улыбкой. - Знаешь, есть такое присловье "От чужой боли мне больно, будто нас одним ножом резали"? Вот здесь что-то в этом роде, и раса - десятое дело, - Луи не говорил полной правды, но, в общем-то, и не врал, и от этого почему-то было легче на душе.

+1

84

  Долгая пауза не слишком способствовала исчезновению настороженности, с которой Йен задавал свой вопрос - разве такие не берут обычно для того, чтобы придумать убедительную ложь? С другой стороны - и вопрос он задал не из легких и сам это понимал: если только ответ не звучит как "потому что кончается на "у"", над ним нужно подумать. И все-таки долиец внимательно присматривался к Луи, пока тот говорил, вслушивался в тон его голоса, но чутье молчало - если шемлен и врал, то очень умело.
  "Вот только твое сострадание и сочувствие никак не объясняет, почему ты так хорошо ориентируешься в эльфинажной жизни и в делах эльфов вообще". Йен мало знал о жизни вне клана, и многое в мире шемленов ставило его в тупик, удивляло или ужасало, но дураком он не был. С детства сообразительный и наблюдательный, он замечал, запоминал, делал выводы - и быстро учился. И сейчас ему казалось, что Луи не врет, но в то же время что-то скрывает.
  Однако недоверие, поднявшее было голову, все-таки развеялось - просто потому, что Лирандин никак не мог придумать, что же такое ужасное может скрывать орлесианец, что объяснило бы его "странности". Разве что наличие эльфийки-любовницы? Неудивительно тогда, что он не хочет делиться этим с долийцем. С точки зрения Йена это было предосудительно, но осуждение это предназначалось скорее эльфийке. А шемлен... Да Ужасный Волк с ним, пусть темнит. По крайней мере не похоже, чтобы за пазухой он держал камень.
- Тогда ладно, - милостиво согласился Лирандин, перестав буравить Луи цепким взглядом. - Твое желание помочь им выглядит даже... достойно, - нехотя признался он, и вряд ли орлесианец понимал, как редко шемлены удостаивались такой высокой похвалы от несговорчивого эльфа. - Не скажу, что в клане их ждет сплошь веселье да развлечения - придется учиться и работать, но о них будет кому позаботиться и будет кому их защитить. И если вдруг у кого-то из них проявится магический дар... - он хотел сказать, что в клане вакантно место Второго, но осекся, прислушиваясь - настороженно дернулось острое ухо. - Слышишь? Как будто тихо. Может, пора проверить, что там, внизу? Мне, если честно, не терпится убраться подальше от этого проклятого места и увидеть, как оно горит синим пламенем.

+1

85

"Достойно"? За всё их недолгое знакомство ничего приятнее и доброжелательнее от своего напарника Луи точно не слышал и сейчас не удержался от улыбки, которая получилась весёлой и благодарной.
- Спасибо за добрые слова, я оценил, поверь, - он даже слегка склонил голову, демонстрируя это. - Что до веселья и развлечений... - Луи передёрнул плечами и негромко хмыкнул. - Не думаю, что после всего случившегося с ними, это будет им нужно в первую очередь. Заботу и защиту многие из них наверняка уже воспримут как большой подарок. И ты прав, - с этими словами Луи поднялся на ноги, - пора пойти взглянуть на наше сонное царство. Надеюсь, оно уже стало вполне сонным, - по его губам промелькнула недобрая ухмылка.  Покосившись на шевалье в луже крови, Луи обернулся к Йену: - На всякий случай - не отставай, - с этими словами он бесшумно приоткрыл дверь и плавным движением скользнул в коридор.
  Было тихо, не так, как бывает в умиротворённом доме, в котором только что закончился праздник или который готовится мирно заснуть, а как в минуту прекращения бурного застолья, прерванного внезапным вторжением или чьей-то неожиданной выходкой. Снизу доносился чей-то неуверенный шёпот, то затихавший, то звучавший снова, неуверенно и осторожно, и не нужно было особой проницательности, чтобы догадаться, что драгоценным клиентам надушенного толстяка совершенно не с чего так осторожничать.
  Оглянувшись через плечо на Йена, Луи слегка кивнул ему в сторону лестницы и сам скользнул туда первым. Достаточно оказалось ступить на первые ступеньки и взглянуть сверху на главный зал, чтобы убедиться: план сработал. Повсюду, в креслах, на широких подоконниках, за столами, даже на звериных шкурах перед камином спали богато разодетые дамы и господа в сбившихся на сторону масках, разве что два-три человека ещё бодрствовали: кто-то пытался подняться на ноги, кто-то шатался из стороны в сторону, неловко цепляясь за стену. Посреди всего этого растерянно озирались и жались друг к другу совсем юные эльфята, а ребята постарше пытались шёпотом подбодрить их, вооружались столовыми приборами - в дело шли даже крохотные фруктовые вилки - и явно примеривались превратить в оружие пустые винные бутылки.
- Есть, - вполголоса сообщил Луи Йену и вдруг улыбнулся радостной, совершенно мальчишеской улыбкой. - Давай, пойдём к ним, - и он побежал в них, перешагивая сразу через две ступеньки.

+1

86

  Последнее предостережение Луи заставило долийца гневно вспыхнуть, но возмущаться было некогда, да и возразить было нечего - он ведь действительно попал в серьезную беду, оставшись один, и пропал бы, если бы шемлен не подоспел так вовремя. Но ведь это не значит, что тот теперь должен задаваться и считать своего напарника беспомощным и беззащитным! Но прямо сейчас Йен мог разве что недовольно смотреть в спину шемлена, что он и делал, спускаясь вслед за ним.
  Картина, открывшаяся взгляду, стоило только ступить на лестницу, порадовала Лирандина и заставила его недобро улыбнуться. Лучше было бы увидеть всех этих шемленов мертвыми, но и это уже неплохое начало. Главное, что ни один из них больше не тянет свои грязные руки к детям, а те, в свою очередь, не ударяются в паническое бегство.
  Впрочем, появление кого-то со второго этажа все же заставило многих из них вздрогнуть, испуганные взгляды вперились в Луи, который в глазах этих эльфов мало отличался от тех, кто мучил их до сих пор, руки стиснули нехитрое "оружие". Если бы вперед не выступил Йен, кто знает, как скверно это закончилось бы, но он приложил палец к губам, а затем впоголоса заговорил, стараясь выглядеть мирно - насколько это возможно для того, кто изрядно перепачкан кровью.
- Тише, спокойно, вам нечего бояться, - заверил он, держа руки так, чтобы дети их видели. - Мы хотим увести вас отсюда, всех до единого, - в глазах эльфов постарше еще читались испуг и подозрения, и Йен мог их понять - что мешало им с Луи, например, оказаться работорговцами. Но младшие уже доверчиво потянулись к нему, а какая-то девочка даже подбежала и обняла его уткнувшись лицом в грудь. - Посмотрите на меня, - продолжал уговаривать Йен, неуклюже поглаживая ребенка по волосам. - Меня привезли сюда так же, как и вас - я для вас  не опасен, так же, как и мой друг, - вряд ли сейчас было время пускаться в сложные объяснения того, кто они такие и кем приходятся друг к другу.
- Значит, это ваших рук дело? - вперед выступил юноша, пальцы которого судорожно сжимали горлышко бутылки - он указал на спящих шемленов. Йен кивнул. - И мы можем просто уйти?
- Просто разбежаться в разные стороны будет неразумно, - возразил долиец. - Мы выведем вас отсюда всех вместе, сопроводим до эльфинажа, а там... нам будет о чем поговорить, - с улыбкой пообещал он. - Но сначала нам надо убедиться, что путь свободен. Подождите нас здесь, хорошо?
  Неохотно - было видно, что всем не терпится сбежать из этого места, - но старшие эльфы согласились и взяли на себя заботу о младших, которые совсем растерялись - многие плакали, то ли от облегчения, то ли от страха, что надежда на спасение окажется ложной. Йен, посмотрев на них, почувствовал, как сжалось от боли сердце: если бы только на этом их беды действительно закончились. Сколько из них будут просыпаться по ночам в слезах? Сколько будут бояться любого прикосновения? Сколько никогда не смогут оставить позади случившееся? Разве сам он смог бы, если бы тот безумный шевалье все же довел дело до конца? А многим из этих детей, возможно, довелось пережить и кое-что похуже.
- Пойдем, - повернувшись к Луи, выдохнул долиец - происходящее перестало вдруг казаться ему победой. - Надо поговорить со слугами и избавиться от наемников, если кто-то из них не отведал твоего угощения.
  Разведчикам удалось добраться до восточного крыла особняка, в котором располагались кухня и людская, но до разговора с прислугой дело так и не дошло. Из кордегардии высыпали вооруженные люди, и на ногах они держались очень даже крепко - видимо, далеко не все наемники относились к своей службе легкомысленно и позволяли себе пропустить стаканчик-другой. Сориентировались они быстро - лязгнули, покидая ножны, мечи, заскрипели тетивы арбалетов.
  Йен тоже не стал тратить время зря и улучил всего мгновение, чтобы крикнуть Луи:
- Стрелки! - надеясь, что тот поймет его верно и найдет способ добраться до арбалетчиков.
  Вместо того, чтобы, например, удивляться тому, что на месте эльфа вдруг возник крупный черный волк и кинулся на ближайшего бойца, вонзая клыки ему в ногу и разрывая сухожилия.

+1

87

Уже спустившись вниз, Луи запоздало сообразил, что сейчас придётся говорить, причём говорить с теми, кто совсем не привык к таким кошмарным ситуациям, а значит - соображать быстро и подбирать слова точно. Он уже приготовился было это делать, поднял руки, что продемонстрировать эльфам, что не представляет для них угрозы, когда рядом, как по волшебству, появился Йен, и как-то сразу вдруг получилось, что никакие лишние слова не нужны. Луи слушал, как напарник говорит, краем глаза наблюдал за реакцией детей. Они были испуганы, растеряны, некоторые явно потрясены всем, что с ними случилось, но, несмотря на всё это, они слушали Йена, слушали и явно готовы были услышать. Один из своих, такой же пострадавший, как и они, свой, брат - всего этого более чем достаточно, чтобы даже порождённое кромешным страхом недоверие отступило. На секунду Луи кольнуло давним болезненным сожалением - будь у него другой отец, и он был бы им братом, и многое было бы иначе - но Йен легко и быстро вернул его к реальности, напомнив о незаконченных делах.
- Да, - отрывисто отозвался Луи. - Да. Пойдём. Надо закончить, - и, улыбнувшись напоследок детям, поспешил следом за напарником.
  Дом был тих. Удивительно тих для места, где ещё четверть часа назад шло такое разнузданное, безудержное веселье. Пока это явно ещё не встревожило ни надушенного толстяка, ни его охрану, если та бодрствовала, но поторопиться явно стоило, удача не будет улыбаться вечно. И стоило только об этом подумать, как улыбка сошла с лица судьбы: стражники, высыпавшие из кордегардии явно были достаточно трезвы, чтобы стоять на ногах и драться, и сопровождавшие их арбалетчики осложняли разведчикам жизнь ещё больше. Йен оценил ситуацию правильно, и Луи только коротко кивнул, соглашаясь: стрелков необходимо снять первыми, потом будет поздно.
  Он успел увернуться от арбалетного болта, услышал за спиной глухое яростное рычание, будто кто-то выпустил охотничьего волкодава, подумал, что это осложняет всё ещё сильнее, а потом метнулся навстречу арбалетчикам. Стилет вошёл, как в масло, в глаз одному из них, ударом мизерикорда Луи выбил оружие из рук второго, сделал выпад в сторону третьего, заставив его потянуться за кинжалом, и обернулся на секунду, чтобы проверить, как дела у Йена.
  Долийца не оказалось поблизости. Его вообще нигде не было видно. Был только огромный чёрный волк, рвавший зубами неосторожно атаковавшего его стражника. Растерянно засмотревшись на это, Луи упустил несколько драгоценных секунд и повернулся назад ровно в тот момент, когда над ним сверкнул занесённый меч одного из противников.

+1

88

  После всего увиденного и пережитого оказаться в шкуре зверя оказалось настоящим спасением: превращение, как и всегда, отсекло все лишнее, все сожаления и страхи, всю боль и все сомнения. Йен не перестал быть собой, не растворился в звере, но на первый план вышли инстинкты и ярость, а еще - жажда крови. И насыщать ее было несказанно приятно - даже сейчас долиец хорошо помнил, какую ненависть вызывают у него эти шемлены и сколь жестокую смерть они заслужили.
  Ни один арбалетный болт так и не просвистел рядом с волком, из чего перевертыш заключил, что Луи успешно справился со своей задачей. Оглядываться и проверять было некогда: нужно было уворачиваться от ударов мечей и кинжалов - если поначалу наемники явно опешили от появления хищника, которому, казалось бы, совершенно нечего было делать в этом поместье, то скоро растерянность уступила место желанию убить опасную тварь.
  Йен напрыгивал на вооруженных двуногих, рвал клыками незащищенные ноги и руки, а если повезет - то животы и подмышки, и сразу же отскакивал в тень, чтобы не становиться легкой добычей. Обернись он красным львом, убивать было бы проще, но для такого крупного зверя здесь все же было тесновато. Оставалось уповать на ловкость и скорость, а не на силу.
  Еще один противник, нога которого превратилась после встречи с волчьей пастью в кровавые лоскуты, упал с криком на колени, и перевертыш воспользовался этим, чтобы вгрызться в его горло. Вкус крови пьянил, подталкивал поддаться, забыть о кипящем бое и насладиться им, но Йен твердо держал свое звериное начало в узде. И даже смог обернуться на Луи - как раз вовремя, чтобы увидеть, как один из наемников заносит над ним меч.
  Черная тень в один прыжок преодолела разделявшее их расстояние, сбила воина с ног. Его горло защищал металлический воротник, но волк не растерялся - острые клыки впились в лицо, превращая его в кровавое месиво под оглушительные вопли умирающего. Сплюнув то, что прежде были челюстью шемлена, на пол, перевертыш повернулся к Луи и коротко рыкнул на него - очевидно, это означало пожелание не зевать, - а затем бросился на следующего противника, благо живых оставалось уже совсем немного.[icon]https://picua.org/images/2018/12/14/c988f4c8bf5e48391977570c2bd380ec.jpg[/icon]

Отредактировано Ian Lirandyn (2018-12-14 20:49:06)

+1

89

Уйти от этого удара было невозможно, уж не Луи, побывавшему во множестве боёв этого не знать. Попытайся он увернуться, меч рассечёт незащищённое плечо и наискось грудину, останься на месте - просто расколет ему череп, как ореховую скорлупу, одним словом, самое время молиться и вспоминать за пару секунд всю прошедшую жизнь. Вот только склонности к молитвам Луи никогда не испытывал, а прошлую жизнь и так неплохо помнил, так что, наверное, только и оставалось, что гадать, с одного ли удара демонов меч снесёт ему башку.
  Казалось, что все эти бессмысленные размышления заняли удивительно долгое время, а на самом деле прошло всего несколько секунд с того момента, как тяжёлый клинок взметнулся у Луи над головой, до того, как вместо того, чтобы нанести удар, противник зашёлся диким звериным воплем и рухнул на пол, заливаясь кровью и судорожно хватаясь за лицо. На груди у него сидел тот самый волк, вид которого совсем недавно так поразил Луи. Понадобилось всего несколько секунд, чтобы зверь обернулся к нему, и Луи растерянно замер: он узнал эти глаза, не мог не узнать, и одно только понимание того, кто перед ним напрочь вышибло из него дух.
  Наверное, будь у них на это время, он полностью дал бы волю своему удивлению, но каждая секунда сейчас стоила золотой: каким бы удивительным ни было появление лесного хищника в особняке, уцелевшие пока стражники не собирались дёшево продавать свою жизнь. Один из них метнулся к оброненному товарищем мечу одновременно с Луи, но бард оказался немного быстрее: успел вцепиться в эфес первым, а потом вовремя сделать выпад так, чтобы всадить клинок в лицо противнику. К последнему арбалетчику, теперь тоже вооружившемуся мечом он обернулся раньше, чем тот успел нанести удар, скрестил с ним клинки, зашипел от болезненной резаной раны в плечо и следующим выпадом распорол противнику живот.
  Похоже, из них получились неплохие напарники, они выпутаются и помогут выпутаться тем, ради кого сюда пришли. Луи быстро огляделся по сторонам, выискивая взглядом своего напарника-волка, чтобы удостовериться, не нужна ли теперь уже ему помощь.

+1

90

  Помощь напарнику - дело благородное и нужное, конечно, но теперь Йену пора было подумать и о себе. То, как убивал их товарищей по оружию волк, похоже, приводило в ужас наемников, и двое из них объединились, чтобы прикончить "дикую тварь". Вместе с ударами на перевертыша сыпались ругательства, смысл многих из которых он даже не понимал, но он снова и снова оказывался быстрее и сильнее, а отборная брань и вовсе не могла тронуть его - особенно сейчас. Все становилось так просто и понятно, когда он был в звериной шкуре, что порой Лирандин почти жалел, что не может остаться в ней навсегда - почти, потому что такие мысли стоило от себя гнать.
  Улучив возможность, он бросился в ноги одному из противников, и тот повалился навзничь. Меч второго просвистел в каких-то дюймах от холки волка, но он припал к полу, а потом из этого же положения прыгнул, метя в горло. С сожалением отрываясь от истекающего кровью шемлена, Йен обернулся к первому, который уже поднимался на ноги. Он занес меч для тяжелого рубящего удара, но перевертыш снова прыгнул и повис у него на руке, намертво сжав на ней челюсти. Крик перешел в вопль, когда крепкие зубы все-таки перекусили кость, и обрубок шмякнулся на пол, роняя ставший бесполезным меч. Челюсть сомкнулась еще раз - теперь на незащищенном боку наемника, и он упал, щедро заливая дорогой мрамор кровью.
  Все было кончено, но Йен еще дрожал от азарта и возбуждения. Он поймал вопросительный взгляд Луи и вдруг вывалил длинный розовый язык, словно улыбаясь. Тяжело дыша, он обходил поверженных противников, проверяя, есть ли среди них живые, а заодно принюхиваюсь - к волшебному, аппетитному, пьянящему запаху крови. Ее было так много, как не бывало даже не охоте, и перевертыш почувствовал острый, волчий голод. Разве плохо будет, если он немного задержится и отведает свежего мяса, пока оно еще теплое?..
  Йен остановил  себя - не без труда, - только потому, что за ним наблюдал шемлен. Не то, чтобы его сильно заботило мнение о нем навязанного ему напарника, но если тот будет смотреть на него всю дорогу, как на чудовище-людоеда, вряд ли это пойдет на пользу делу. Он нехотя прервал нить концентрации и сменил облик на обычный так же быстро, как еще какие-то минуты назад превратился в волка.
- Порядок? - хрипло спросил долиец, прокашлялся и заговорил уже нормальным голосом. - Надеюсь, ты не ранен - целитель из меня никакой, - добавил он со смущенной усмешкой, которая странно сочеталась с кровью, покрывавшей его теперь почти целиком.[icon]https://picua.org/images/2018/12/14/c988f4c8bf5e48391977570c2bd380ec.jpg[/icon]

Отредактировано Ian Lirandyn (2018-12-14 20:48:53)

+1

91

Нет, помощь большому чёрному волку, который сейчас принюхивался к человеческой крови, явно была не нужна, совсем не нужна. Наблюдая за ним, Луи одновременно восхищался звериной мощью и особенной красотой, которая не только впечатляет, но и пугает, но и чувствовал тот трепет, который испытывает любое существо при виде более крупного, более грозного хищника, способного в любой момент счесть тебя добычей и пищей. Меч непроизвольно дрогнул в руке, и Луи сердито подавил вспыхнувшее было желание отступить на пару шагов назад: нельзя забывать, кто перед ним и давать волю своему иррациональному страху. И, как будто ободряя его, волк высунул длинный ярко-розовый язык, словно улыбнулся.
  Ещё несколько секунд - и Йен помог ему окончательно вспомнить, что к чему, продемонстрировав обратное превращение. Луи смотрел, как это произошло. Потом смотрел на кровь, покрывавшую долийца с головы до ног. Потом - на его смущённую, почти мальчишескую улыбку, ни на грош не соответствовавшую кровавому пиру, который он тут учинил. Смотрел, смотрел и всё никак не мог окончательно совместить всё это у себя в голове и полностью увериться в реальности происходящего. А потом к этой реальности его вернул голос Йена, немного хриплый, однако всё тот же самый, знакомый, уже легко узнаваемый, радующий почему-то даже немного больше, чем голос просто напарника и верного союзника.
- Порядок, - отрывисто откликнулся Луи, коротко кивнув, и отбросил в сторону меч стражника: со своей рапирой ему будет в любом случае намного удобнее. Повёл на пробу саднящим и ноющим плечом, досадливо нахмурился и принялся осматривать всё ещё кровоточащую рану. - Ранен, - отозвался он, поднимая глаза на Йена. - Но тут ерунда, ничего серьёзного, только помоги мне перевязать, чтобы кровь не шла. И всё будет в порядке, - Луи улыбнулся напарнику и уже во второй раз получилось вдруг удивительно тепло.

+1

92

  Совсем не такой реакции ожидал Йен и теперь испытал смущение снова, на этот раз в ответ на теплую улыбку шемлена. На заискивающую она была совсем не похожа, как и на нервную, и долийцу трудно было истолковать, что она означает. Бросив это бесполезное занятие, он неловко передернул плечом, как будто повторяя то движение, которым Луи проверял дееспособность своей руки, а затем кивнул.
- Конечно, я помогу. А когда доберемся до моей сумки, даже смогу промыть твою рану и наложить припарку, но это и все мои способности, - с этими словами Йен оторвал длинный лоскут от своего нелепого одеяния и подошел ближе к шемлену. - Хранитель всегда говорил, что мне нужно изучать целительство - куда, мол, без этого будущему Хранителю клана? - он и сам не знал, почему говорит об этом, тем более - с шемленом, но болтовня гасила нервное возбуждение, которое все еще бродило по телу после превращения и боя, а потому Лирандин не сопротивлялся. - Но у меня к этому как-то душа не лежит. Может, во мне для этого слишком мало сочувствия и сопереживания? - выдвинув это предположение, он негромко хмыкнул и занялся все-таки раной Луи.
  Накладывать повязку непосредственно на кожу сейчас не имело никакого смысла - для этого ее и впрямь надо было сначала промыть и очистить. Так что Йен туго затянул полоску ткани прямо поверх колета, изрядно уже пропитавшегося кровью, и надежно закрепил концы, чтобы повязка не растрепалась, если снова придется сражаться. После этого он поднял взгляд на шемлена и невольно вздрогнул от того, как близко оказалось его лицо - слишком близко, неприемлемо, недопустимо. Звериные инстинкты оказались быстрее разума, и долиец отпрянул, словно обжегся, и тут же смутился такого "нецивилизованного" поведения.
- Значит, вот так, да? - с притворной беззаботностью заговорил он, скрестив руки за спиной. - Ни вопросов, ни удивленных возгласов, ни обвинений в одержимости? - стоило, наверное, принимать спокойную реакцию напарника на его магию с благодарностью, а не поддевать его, но Йену было не по себе, а в таком состоянии он начинал говорить все, что приходило на ум. - Я думал, вы, шемлены, боитесь своих магов... тем более таких, как я.

+1

93

Может быть, склонности к целительству в долийце и не было, но вот ловкими и лёгкими руками он точно мог похвастаться: с раной Луи он управлялся так уверенно, что тот сразу вздохнул с облегчением. И улыбнулся тому, как вдруг непринуждённо и по-свойски его вынужденный лекарь стал с ним болтать.
- А припарки вполне и хватит, - отозвался Луи, наблюдая за тем, как Йен его перевязывает. - Там же ничего страшного, я просто неудачно подставился, и этот болван пропорол мне плечо, - как будто в доказательство, он этим плечом повёл. - Кстати, у тебя отлично получается, лёгкая рука, - его губ снова коснулась мягкая улыбка, - так что, может быть, Хранитель видел что-то, что ты пока за собой не замечаешь. Тем более, что дело по-моему не в нехватке сочувствия, в горячей натуре, ты же вон какой... бурный. А помогать даже шемлену помогаешь, - в глазах Луи вспыхнули лукавые искры: даже сейчас он не мог не поддразнить Йена хоть немного.
  Странно, наверное, вот так болтать как ни в чём не бывало посреди заляпанного кровью коридора, полного трупов, но ко много привыкший Луи не чувствовал ни капли неудобства: это было что-то вроде маленького привала на пути, а любым привалом, любой передышкой надо пользоваться, особенно когда твой напарник наконец хоть немного расслабился и тоже согласен перевести дух.
  Луи подался ближе при виде того, как Йен поднял взгляд, хотел что-то сказать, но так и замер на полуслове, когда собеседник, ещё секунду назад бывший совсем близко, вдруг резко отшатнулся назад. Это было неожиданно, странно, а ещё почему-то заставило потянуться следом, как тянется зверь, от которого норовит ускользнуть добыча.
- Вот так, - усмехнулся в ответ Луи, заставив себя всё-таки отстраниться от Йена и принимаясь искать на полу свой стилет. - Ни возгласов, ни обвинений, - он опустился на колено возле одного из тел и выдернул стилет из глазницы мертвеца. - Голосить уже поздновато, а про то, что одержимость должна выглядеть иначе, я читал. А насчёт всего остального... - Луи пожал плечами и снизу вверх взглянул на Йена. - Магов боятся, не поспоришь, но я видел вблизи не одного и не двух и успел заметить, что они отличаются от остальных людей гораздо меньше, чем об этом любят петь церковные матушки и господа храмовники, - он поднялся на ноги и, вытерев стилет, убрал его в ножны. - Но без вопросов всё же не обойдётся, - Луи коротко усмехнулся. - Во-первых, что значит "маги такие, как ты"? И, во-вторых, какого демона ты не предупредил меня о своей магии? - ни злости, ни недовольства в глазах Луи не было, но смотрел он на Йена весьма требовательно.

+1

94

  И снова этот треклятый шемлен улыбается! Не то, чтобы в улыбках было что-то плохое - наверное, лучше они, чем угрюмые рожи или злобный оскал, - но Йен просто не мог понять причин этих улыбок. Улыбаются обычно друзьям и близким, улыбаются, когда видят что-то забавное или милое, улыбаются, когда счастливы, наконец. А у этого-то чего рот от уха до уха постоянно? Долиец, привыкший видеть подвох во всем, искал его и здесь, но пока не находил. Только как-то неловко становилось - как будто Луи знает о нем что-то смешное или постыдное, от того и улыбается так.
- Бурный? - усмехнувшись, переспросил Йен, наблюдая за тем, как орлесианец ищет свое оружие. - В клане эту "горячую натуру" чаще называют бараньей упертостью и демоновой вспыльчивостью. Не лучшие качества для Хранителя, - это он добавил со вздохом, хотя было видно, что обращается он скорее к себе, чем к собеседнику. - Не обольщайся, шемлен, ты мне просто еще нужен! - прозвучало как-то двусмысленно, и долиец тут же стушевался, пряча взгляд в пол.
  Стоило признаться - гораздо проще было испытывать неприязнь к Луи, ту жгучую смесь презрения и злости, которую обычно вызывали у Лирандина люди. Вот только за этот день они умудрились пережить вместе так много, что сложно было воспринимать его, как очередного шемлена. И теперь Йен не очень хорошо понимал, как вести себя с ним - не умел быть дружелюбным с людьми.
  От размышлений долийца отвлекли вопросы Луи, и он посмотрел на того исподлобья, пытаясь рассмотреть намек на недовольство или претензию. Кажется, их не было, но он все равно ответил не сразу - точно не мог решить, отвечать шемлену или послать его к демонам.
- Привычка, - наконец заговорил Йен и неловко пожал плечами. - Нас с детства учат скрывать свою магию от шемленов. Храмовники обычно не беспокоят долийцев, но если бы какой-нибудь крестьянин, скажем, увидел, как я превращаюсь в волка, думаешь, он не натравил бы Церковь на весь клан? К тому же я не люблю раскрывать все свои сильные стороны перед незнакомцами - чтобы не давать им оружие против себя. А еще я попросту не знал, как ты к этому отнесешься. Видишь, как много причин? Выбирай, какая нравится, - он усмехнулся, а потом удивленно вскинул брови. - А что, ты думаешь, каждый второй маг умеет обращаться в зверя? Насколько мне известно, шемлены давно уже забыли эту магию, хотя я слышал, что ваши горцы порой обращаются к ней... Как бы то ни было - я долийский маг, и это значит, что меня не учили в этом вашем Круге. Для меня это значит, что я - продолжатель древних традиций и умений, для шемленов - что я опасен, и лучше будет, если я умру, - вздохнув, Йен затянул в узел волосы, тоже изрядно покрытые кровью, и передернулся от отвращения - хорошо было бы смыть все это с себя. - Ну что, вернемся к нашим делам или еще поболтаем? - это прозвучало резче, чем следовало, но таким образом эльф всего лишь хотел скрыть, как ему не по себе от собственной откровенности.

Отредактировано Ian Lirandyn (2018-12-15 20:46:29)

+1

95

Почему-то сейчас этот "шемлен" в устах Йена не оскорбил совершенно, скорее, позабавил, и Луи не удержался от ответной усмешки.
- Нужен? - он скользнул по фигуре долийца сверху вниз внимательным, пристальным взглядом. - Тогда я очень постараюсь оставаться нужным тебе как можно дольше и быть как можно полезнее. Поверь мне, я хорош, - его глаза при этих словах так и вспыхнули лукавыми искрами, но дальше Луи продолжать не стал и притих: очень уж интересно было, что ответит его подозрительный напарник, который теперь уже не проявлял к нему прежней неприязни, но всё ещё не то дичился, не то охранял свой особенный долийский статус, не то просто старался поставить "шемлена" на место и не дать ему это место забыть.
  Во всём, что Йен говорил, был немалый смысл, а ещё - нечто донельзя знакомое. Луи, разумеется, не был магом, зато не понаслышке знал, каково это - никогда никому не рассказывать всей правды о себе, знать, что вскрывшиеся секреты обязательно принесут проблемы похлеще тех, которые знакомы любому барду, и выглядеть в глазах одних кем-то опасным, в глазах других попросту мерзким.
  Луи слушал Йена задумчиво, неожиданно посерьёзнев, пару раз кивнул в такт его словам, как будто соглашался с услышанным и принимал правоту напарника, потом встретился с ним взглядом. Ещё несколько секунд он молчал, потом вновь кивнул Йену и негромко отозвался:
- Я тебя понимаю. Не скажу, что знаю о магии хоть что-то больше того, что пишут в популярных книжках для всех умеющих читать - а о долийцах знаю ещё меньше - но всё равно по-своему... понимаю, - он снова ненадолго смолк, потом хмыкнул и продолжил: - Насчёт сильных сторон тоже понимаю, сам такой, вот только на совместных заданиях это не работает, друг, - улыбнулся Луи сейчас совершенно по-приятельски. - Всё, что важно, всё, что может быть неожиданностью, мы должны друг о друге знать, так проще всё просчитать и не влипнуть. А теперь пойдём. Поболтаем потом. Например, когда будем отмываться от всего этого дерьма, - глаза Луи весело и немного двусмысленно сверкнули. - Всё равно в купальнях больше нечем заняться, верно? А теперь пошли. Я - в людские, ты - на кухню и в кладовые, там обычно больше эльфов, надеюсь, в этот раз у тебя с ними всё получится, - и Луи первым зашагал в сторону хозяйственных служб.

+1

96

  Назвать Йена невинным и неискушенным было бы неправильно, и все-таки он до смешного мало знал об отношениях между шемленами, а тем более - о таком малопонятным и недостойном явлении, как флирт. Но даже его познаний хватило для того, чтобы увидеть подтекст слов Луи, который немедленно заставил его возмущено вспыхнуть и - к сожалению, - залиться краской до кончиков ушей. Не понять было сложно еще и потому, что слова сопровождались красноречивым взглядом, под которым долиец вдруг очень остро вспомнил, что практически обнажен, если не считать прозрачной ткани, которая не скрывает ровным счетом ничего.
  "Что этот шемлен себе позволяет?! Не думает же он, что я стану... проверять, насколько он хорош?!"
  Йен уже даже открыл рот для того, чтобы сказать что-то в тон своим мыслям, но почти сразу и захлопнул его. Скорее всего орлесианец только посмеется над ним, а он выставит себя полным дураком. Поэтому долиец только гордо отвернулся и сделал вид, что ничего не слышал, ничего не заметил и ничего не понял. Что поделать, не особо внимателен и сообразителен от рождения!
- Что-то не помню, чтобы ты рассказывал мне о своих сильных и слабых сторонах, шемлен, - с деланной невозмутимостью заговорил Лирандин, нарочито не глядя на напарника. - Раз уж мы должны знать друг о друге "все важное". Теперь ты знаешь, что я маг - этого достаточно. Только не жди, что я буду кидаться огненными шарами или кипятить людям мозги - моя магия немного тоньше, чем это, - сочтя на этом объяснения исчерпывающими, он двинулся вслед за Луи дальше по крылу прислуги, но все же не удержался от ядовитого комментария в спину орлесианца: - Да я скорее вымажу зад медом и сяду на муравейник, чем отправлюсь с тобой в купальню, шемлен!

  На кухне в разговоре с прислугой все прошло на удивление гладко. То есть сначала, конечно, появление окровавленного с головы до ног эльфа вызвало испуг и сумятицу, но довольно скоро Йену удалось втолковать своим плоскоухим сородичам, в чем дело. Он не пускался в пространные объяснения и откровения, но честно сказал, что в этом особняке сейчас начнут происходить крайне неприятные события, и если эльфам дороги их жизни, лучше бы им вернуться по домам. Но только по-тихому - через черный ход, например.
  Долго уговаривать не пришлось - только подождать, пока прислуга соберет всех своих, а заодно - заберет что-нибудь ценное, что потом можно будет продать. Йена такое воровство нисколько не коробило - он уже видел, как живут в эльфинажах, и считал, что эльфы имеют полное право брать у тех, кто на них наживается, все, что захотят. Тем более - мертвым-то эти побрякушки к чему?..
  Лирандин добавил к ним еще и украшения, которые нацепили на него, и налегке отправился искать с Луи. Тот справился со своей частью задания, хотя долиец и не стал спрашивать, как - наплел эльфам, наверное, что-нибудь, в этом он тоже... хорош. Они вернулись в зал, где нетерпеливо ожидали дети, и Йен осторожно выглянул в одно из окон, занавешенных тяжелыми портьерами.
- Там охрана во дворе - дожидаются своих хозяев, видимо, - тихо заговорил он, обращаясь к шемлену. - Что будем делать с ними?

Отредактировано Ian Lirandyn (2018-12-16 21:10:01)

+1

97

Справедливости ради, в словах Йена была правда, по крайней мере, формально: Луи действительно не посвящал его в детали своих способностей или в тонкости пройденного обучения. Вот только он искренне считал, что талант в фехтовании несколько выше среднего, умение ловко метнуть нож или без проблем взобраться по стене гораздо меньше влияет на общее дело и напарника, чем способность вдруг на ровном месте превратиться в дикого зверя и в прямом смысле слова сожрать противника. Такие вещи хорошо бы иметь возможность учитывать, знать о них заранее, но да ладно, возможно, ему просто ещё нужно заслужить доверие гордого долийца. Так почему бы не попробовать?..
  Луи невольно рассмеялся, услышав ядовитую отповедь своего напарника, и обернулся к нему через плечо.
- Ты зря отказываешься, в купальнях вместе всегда веселее, - он одарил Йена очередной белозубой улыбкой. - Хотя, знаешь, некоторые долийские обычаи, может, и экзотичные, но очень даже приятные: я с удовольствием посмотрю, как ты мажешь зад мёдом. Тебе пойдёт, - на этом всё-таки пришлось прикусить язык и сосредоточиться на деле: Луи вдруг поймал себя на том, что эта "медовая" картинка очень уж ярко стоит перед глазами и рискует отвлечь его от того, что надо сделать.

  Визит в людскую прошёл легче и проще, чем Луи ожидал: как правило, слуги гораздо умнее и внимательнее, чем о них думают их хозяева, прекрасно чувствуют, что творится вокруг, даже если им это не полагается, и буквально нюхом чуют опасность. Обитатели этой людской не были исключением: когда Луи появился в комнате, они уже негромко переговаривались, прислушиваясь к странной тишине в доме и поглядывая в сторону чёрного входа. Долго объяснять им, что в особняке небезопасно, а дальше будет только хуже, не пришлось: вняли предупреждениям и исчезли они так стремительно, что Луи и глазом не успел моргнуть.  Более чем довольный тем, как повернулось дело, Луи выскользнул обратно в коридор, встретился с Йеном, у которого тоже всё прошло вполне гладко, и меньше, чем через минуту, вместе с ним вернулся в главный зал.
  Оставались сущие мелочи: скрутить надушенного толстяка, вывести детей и запалить этот притон к демонам. А потом можно будет убираться на все четыре стороны. От того, как гладко всё шло, в пору было забыть о деталях, и Йен напомнил об охране очень вовремя. Выглянув в окно вместе с ним, Луи несколько секунд рассматривал наёмников во дворе и напряжённо хмурился, потом повернулся к напарнику.
- Вдвоём ввязываться в драку ещё и с ними не то чтобы очень разумно, - вполголоса сказал он. - Но, может, получится без этого... - Луи сощурился, всматриваясь внимательнее. - Это наёмники, они наверняка не захотят рисковать жизнью за этих ублюдков. Я могу поговорить с ними. Предложу вовремя убраться восвояси, козырну именем Инквизиции. Что скажешь? - Луи вовсе не собирался действовать единолично и сейчас выжидательно смотрел на напарника.

+1

98

  Вернуться к исключительно деловому тону было настоящим облегчением, и Йен с удовольствием подхватил его, хотя и по-прежнему избегал смотреть напарнику в глаза. В любом случае, лелеять обиды - настоящие и выдуманные, - и думать о всяких глупостях было не время и не место, надо было довести это неприятное и затянувшееся дело до конца.
- Может, и получится, - не очень уверенно отозвался долиец. В отношении шемленских мотивов и поступков он больше полагался на Луи, чем на собственные суждения - тем более когда дело касалось такой бессовестной касты, как наемники. - Вот только мне кажется, что приплетать имя Инквизиции - это не такая уж хорошая идея, - он красноречиво осмотрелся вокруг. - Мы тут, конечно, благое дело делаем, но со стороны это будет выглядеть как массовое убийство знатных и богатых шемленов. Стоит ли приплетать к этому Инквизицию? - настаивать Йен не собирался - такие тонкости тоже были несколько вне его круга познаний, так что решать он предоставил орлесианцу. - Поговори с ними, а я пока тут... похозяйничаю. Если что-то пойдет не так - крикни, я прикрою.
  Хозяйничал Лирандин основательно: первым делом парализовал продравшего глаза толстяка - видимо, тот едва пригубил вино, и его сон оказался самым некрепким. С помощью пары ребят постарше долиец накрепко связал его веревками, которые одна из девушек принесла ему со второго этажа. Зачем шемленам нужны были веревки в спальнях, Йен предпочел не спрашивать - чувствовал, что ответ ему не понравится.
  После этого долиец от души полил вином и бренди все тканевые поверхности - портьеры, покрывала, мягкую мебель и одежду спящих шемленов. О горючих свойствах хмельного ему любезно рассказали юные жители эльфинажа, которые с интересом и явным одобрением наблюдали за его действиями. Оставалось только опрокинуть побольше свечей, чтобы все здесь занялось пожирающим пламенем.
  Дожидаясь возвращения Луи, Йен также проинструктировал освобожденных детей - все они покинули особняк через черный ход, как и прислуга, и отправились к опушке, где их уже ждали остальные. Долиец настоятельно просил дождаться его и Луи - не хотел, чтобы с юными эльфами случилась еще какая-то беда по дороге домой.
Когда орлесианец снова появился на пороге, Лирандин вскинул на него вопросительный взгляд:
- Все прошло удачно? Вроде бы было тихо, - он обвел рукой просторное помещение. - У меня тут все готово, только помоги мне вытащить эту свинью, - с этими словами Йен пнул лежащего на полу связанного толстяка, который уже не был парализован и бешено вращал глазами, но не мог кричать из-за тряпки, которую затолкали ему в рот.

+1

99

В общем-то, Йен был прав: поминать всуе имя Инквизиции - а заодно и Верховной Жрицы - совсем не то, что имя какого-нибудь своего патрона-герцога: может иметь далекоидущие и для многих неприятные последствия. Пожалуй, об этом стоит вспомнить, не действовать привычными методами и если уж козырять, то чем-то более безобидным.
- Ты прав, дальновидно рассуждаешь, - Луи одарил напарника очередной доброжелательной улыбкой. - Не буду болтать больше обычного, придумаю что-нибудь, что при случае никого не зацепит. Ты действуй, а я вернусь через минуту, - он ободряюще сжал плечо Йена, а потом, проверив стилет в рукаве, поспешил во двор.
  Готов Луи был ко всему: к тому, что наёмники проявят неожиданную преданность или какие-то свои собственные представления о чести и кинутся защищать хозяев, к тому, что они потребуют платы за то, чтобы убраться восвояси, и даже к тому, что, узнав обо всём случившемся, они решат сами прибрать к рукам живой товар и как-то разбираться придётся ещё и с ними. Начиная разговор, он настороженно переводил взгляд с одного лица на другое в ожидании, кто же вскинется первым, однако господа наёмники продемонстрировали неожиданную сговорчивость. Такие же тёртые калачи, как сам Луи, повидавшие немало разных передряг и явно не раз выбиравшиеся из них еле живыми, они приняли туман, который щедро напустил бард в своих предупреждениях и смутные угрозы за признаки серьёзной опасности вроде той, что чревата либо самой неприятной гибелью, либо бегством из Орлея навечно, и предпочли ретироваться как можно скорее.
  Проводив взглядом их лошадей, поднявших клубы пыли на освещённом факелами дворе, облегчённо вздохнул и поторопился обратно в дом.
- Всё идеально, - Луи привычно сверкнул белозубой улыбкой. - Наши вооружённые друзья не поняли, кто я, но решили, что и не хотят ничего об этом знать, вспомнили, что у них срочные дела в Монтсиммаре и очень туда заторопились. Давай, тащим ублюдка, - Луи подхватил толстяка и, выпрямляясь, слегка пошатнулся под его весом. - А потом я тебе помогу поплотнее прикрыть двери и покуражишься, как захочешь. Подарок от напарника, - и Луи решительно поволок толстяка к выходу.

+1

100

  На взгляд Йена, вот так вот сверкать улыбками, как это делал Луи, выглядевший весьма довольным собой, было не с чего. То есть хорошо, конечно, что шемлены убрались восвояси и не пришлось затевать еще один выматывающий бой, но все-таки сейчас им двоим предстояло отнять немало чужих жизней. Жаль этих орлесианцев Лирандину не было и он по-прежнему был убежден, что они заслужили такую участь, но вот радоваться чужой смерти он еще не научился и поводов для веселья не видел совершенно.
- Я не хочу куражиться, - малопонятное слово долиец повторил с явным неодобрением и подхватил толстяка за ноги, помогая Луи вынести его из здания. - И подарков твоих мне тоже не нужно. Они все должны умереть, но я не понимаю, почему это нужно превращать в какое-то представление, - суровости, написанной при этом на лице молодого эльфа, позавидовали бы даже битые годами и войнами ветераны. - Нам предстоит неприятное, но необходимое дело - давай закончим его поскорее и позаботимся о детях. Это, на мой взгляд, важнее, чем покуражиться, - теперь уже в его голосе прозвучала неприкрытая ядовитость.
  Связанного толстяка оставили во дворе: особняк стоял на отшибе, и некому было увидеть, что творится на его территории. Потом вернулись в дом, где уже точно не осталось никого кроме спящих. Не глядя на напарника, Йен снимал со стен и столов тяжелые канделябры с зажженными свечами и кидал их на облитую вином и бренди ткань. Пламя быстро разросталось, переходило с одного предмета на другой, и вскоре в зале стало невыносимо жарко. Шемлены еще не просыпались, несмотря на то, что огонь начинал уже пожирать их одежду, но очень скоро боль, возможно, и разбудит их - до этого момента стоило убраться из особняка и позаботиться, чтобы больше никто из него не вышел.
- Dirthara ma shem'din, shemlen'alas, - глухо обронил Йен, еще с полминуты наблюдая за тем, как распространяется пламя, а затем быстро направился к выходу, прикрывая лицо рукой - дыма становилось все больше.

+1


Вы здесь » Dragon Age: Before the storm » Настоящее » 14 Волноцвета 9:44 ВД | Порочность без добродетели