Dragon Age
Before the Storm
18 +

Точка отсчета: начало Волноцвета 9:44 Века Дракона.
События развиваются после финала "Чужака".
Hawke
Социальный герой. Сочувственно покивает вам в разговоре.

Dragon Age: Before the storm

Объявление

26.01.2019 А мы отмечаем 3 месяца ролевой!
31.12.2018 Гремят салюты, поднимаются тосты, жгутся костры! И мы также поздравляем всех наших игроков и случайно зашедших с Первым Днем! Будьте счастливы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Before the storm » Летопись » 16 Драккониса 9:42 ВД | И слово Его стало всем...


16 Драккониса 9:42 ВД | И слово Его стало всем...

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

И СЛОВО ЕГО СТАЛО ВСЕМ...
16 Драккониса 9:42 ВД | где-то в Морозных горах
http://sg.uploads.ru/egYEG.jpg
Dorian Pavus, Allaros Lavellan

Корифей обрушился на Убежище, но уничтожить Инквизицию не сумел. Теперь придется как-то жить дальше и искать новое пристанище.

Отредактировано Dorian Pavus (2018-10-29 22:34:19)

+2

2

    Это был солнечный и морозный день. Весь снег что окружал его палатку, лагерь, лежал на вершинах гор искрился и переливался словно огромный драгоценный камень и от обилия света вокруг практически сразу начинали болеть глаза. Но Алларос всё равно смотрел. Смотрел и улыбался. Лучше это, чем скучный брезент палатки над головой. Лекарь всё ещё был недоволен его состоянием. Вестник не успел до конца оправиться от битвы и последовавшего за ним продолжительного блуждания по горам в холод и метель и казалось лишь чудом не слёг с простудой. Ему предписали горячее питьё, еду, несколько горьких настоек и покой. Однако долийец чувствовал себе отлично и мог пожаловаться разве что на небольшую слабость, а потому ему тягостно было подолгу лежать. И потому же он выгадал момент и тайком выбрался из своей темницы. Радуясь своей проделке словно малое дитя, Вестник Андрасте огляделся по сторонам и не заметив зловещей фигуры облачённого в тёмную мантию лекаря отправился на прогулку рассматривая окружавших его людей.
    Огромный лагерь напоминал муравейник: люди сновали туда-сюда в одиночку и группами занятые одним им известными делами. Кто-то спешил к магическому огню, чтобы согреться, кто-то туда же за едой. Тут и там звучали голоса, кто-то смеялся, где-то шла жаркая дискуссия, один мужчина играл на простенькой самодельной флейте. Алларос ненадолго остановился возле него, чтобы послушать незнакомую мелодию и отправился дальше. Люди приветствовали его, и он отвечал им улыбкой.
    Его место было здесь – с людьми. Они должны были видеть его после всего что случилось, видеть, что он не унывает. Он должен был говорить с ними, делить их заботы и тяготы, помогать…
    - Вестник!
    …и всё шло хорошо, пока его не заметил лекарь.
    Сделав вид, что он не расслышал знакомого голоса Алларос попытался скрыться, но мужчина оказался настоящим профессионалом своего дела – он умел быстро ходить и даже бегать. А ведь поймать долийца было не так-то просто.
    - Вестник!... Лавеллан!... Стойте! Вы меня слышите?!
    «Если бы мы были в лесу, ты бы меня точно не поймал, shemlen.»
    - Вестник!
    Ну, ладно, это уже становилось глупо. Вздохнув Алларос остановился и повернулся к запыхавшемуся лекарю.
    - Ну наконец-то, - выдохнул мужчина, восстановив дыхание, - я вас догнал.
    - Andaran atish’an, Натаниэль. Вы сегодня хорошо выглядите.
    - А вы всё шутите?
    - Ни чуть. Мороз разрумянил вам щёки, и вы не так бледны как обычно.
    - Скорее это сделала погоня. Долго же вы претворялись, что не слышите меня.
    - Что вы, я правда не слышал.
    - Вас выдаёт улыбка, Лавеллан.
    Долийец усмехнулся.
    - Ну, хорошо, вы меня раскусили.
    - Боюсь я вынужден просить вас вернуться обратно в палатку. Вам нужно набраться сил перед следующим переходом.
    - Боюсь я вынужден вам отказать.
    - Да ну? – скрестив руки на груди мужчина посмотрел на него так, как обычно лекари и смотрят на спесивых пациентов – как на маленьких шкодливых детей. – И по какой же причине?
    «Хороший вопрос… хотел бы я знать на него ответ…»
    - Вы ведь знаете, что я Вестник Андрасте?...
    - Угу…
    - И что мне отведена важная роль в Инквизиции?...
    - Угу…
    - И что у меня есть обязанности, которые я должен исполнять?...
    - Какие же у вас сейчас обязанности кроме как следовать к крепости и поправляться?
     «Эм-м-м…»
    - Переговоры! – внезапно бросил он.
    - Создатель! – не выдержал Натаниэль. - С кем здесь можно вести переговоры?! Со снегом? Быть может с камнями?
    - С Тевинтером! По просьбе леди Монтилье. Вопрос и так давно откладывался и вот как раз тот маг, с которым я должен поговорить! Прошу простить.
    «И слава богам, что он одевается так броско…» Оставив лекаря Алларос быстрым шагом направился к тому-самому тевинтерцу который явился к дверям Убежище прямо перед нападением.
    - Спаси меня от этого человека и проси, что хочешь, - быстрым, но на удивление внятным шёпотом попросил долийец.
    И не зря, потому как лекарь следовал за ним по пятам.
    - Добрый день… магистр, - поприветствовал его Натаниэль с некоторым смущением и недовольством оглядывая мужчину. – Боюсь я вынужден попросить вас перенести ваши переговоры на другой день. Вестник всё ещё не здоров и ему необходимо набраться сил.
    - Натаниэль, вы меня смущаете. Я в полном порядке.
    - Вчера вечером вам было плохо.
    - Сегодня я чувствую себя намного лучше.
    - Я забочусь единственно о вашем здоровье, Вестник. Прошу, пройдите в палатку.
    - Как я и говорил - это не лекарь, а сторожевой пёс. Вам позавидуют и волки Изумрудных рыцарей, - вздохнул он, переводя взгляд на тевинтерца.
    «От этого я уже никогда не отмоюсь…»

+4

3

Он все бежал, бежал и бежал. Сначала думал, что бежит за Алексиусом и Феликом, потом оказалось – от собственных проблем и себя самого. Понял это, найдя первых двух, - поему-то наивно надеялся, что все станет, как прежде. Они вместе вернуться в Тевинтер, займутся исследованиями или, может, останутся тут, но, все равно, все вернется на круги своя.
Не вернулось. Даже близко – нет. Успел только улыбнуться старому другу и открыть рот, чтобы отпустить замечание о местном трактире, похожем на нечто среднее между коровником и приютом для сирот. Но Феликс не дал – сразу вывалил ворох восклицаний, вопросов, переживаний и, самое главное, - информации. И, не договорив, уволок куда-то подальше от посторонних глаз – отругать, что искал, и поблагодарить, что нашел.
Дориан подозревал, что ничего хорошего из затей Алексиуса не вышло, но не подозревал, что настолько. Просто сидел и слушал с открытым ртом рассказ Феликса – и про магию времени, и про венатори и про какого-то Старшего. Стоило же бежать так далеко от родины, чтобы и тут наткнуться на то же самое – сбрендившего магистра и кучу фанатиков. Так дома хотя бы тепло.
И его бег не останавливался, это была только короткая передышка. Потом он снова бежал – уже из Редклифа. Алексиус не оправдал ожиданий своих новых «друзей», его убили – как провинившегося раба, как слугу, не сумевшего приготовить нужное хозяину блюдо. Феликс почти силком заставлял его бежать, выпихивал за дверь и совал деньги, хотя Дориан мог бы сбить его с ног одним сильным толчком – настолько слаб он был. Но Феликс твердил об угрозе для всех, о том, что он давно уже не жилец, и это не имеет значения. И он снова побежал. И в этот раз тоже не успел.
Опередить армию Старшего удалось всего на пару минут, хотя он с ног валился от усталости. Но все равно сумел вывести из строя тех нескольких, кто уже примерялся к воротам Убежища. Пытался рассказать, вышло скомкано и путано, но они уже и сами поняли, что нужно бежать. И он побежал вместе с ними, помогая бежать другим – через снег и горы, куда-то вперед. Кто-то знал точно, куда именно они бегут? Вряд ли. Но куда-то они, все же, прибежали. Там можно было, наконец, передохнуть, рухнув на импровизированную постель и даже не замечая, из чего она – из камней и земли или чего-то более подходящего.

Теперь они стояли лагерем у подножия гор и ждали. Походив по лагерю, Дориан выяснил, чего именно – Вестника Андрасте. Того самого, который был нужен венатори, и который остался запустить катапульту и обрушить лавину. Удивительно, но ему это удалось – преследователи погибли. А если и нет – выкапываться из снега будут очень долго. Чего Дориан не понимал – чего они ждут? Героическая смерть, что и говорить, но какой смысл стоять на одном месте? И серьезно опешил, поняв, что все эти люди, полуголодные и полузамерзшие, всерьез думают, что этот самый Вестник спасся и придет к ним.
Неосторожные замечания привели к тому, что его заставили сидеть и слушать всю эпопею с самого начала – люди, перебивая и поправляя друг друга, рассказали, как появился Вестник Андрасте и что сделал для них. Дориан слушал скептически, но, наученный горьким опытом, больше не комментировал – чтобы не начали рассказ сначала.
Какого же было его удивление, когда Вестник пришел. Спасся от лавины, прошел сквозь бурю, нашел их лагерь и упал, уже почти дойдя до дальних костров. После всех разговоров Дориана подмывало любопытство хотя бы поглядеть на этого кудесника, перехитрившего судьбу. И, к своему изумлению, вместо двухметрового силача с волевым подбородком и глазами, мечущими молнии аки грозовая туча, увидел… эльфа? Ошибиться было невозможно – и уши, и эти рисунки на лице выдавали его с головой. После этого Дориан решил, что надо бы тоже пойти отдохнуть, чтобы не мерещилась всякая небывальщина. В лагере его не знали, а он не знал их, но пытался помочь всем, чем мог – дел хватало всем.

Когда выяснилось, что ни зрение, ни слух, ни ум Дориана не подводят, и Вестник Андрасте действительно долийское дитя природы, он решил, что теперь точно отсюда не уйдет. Во-первых, идти все равно было некуда, во-вторых, это ж надо! Все, что он услышал от местных и от Феликса, только распаляло любопытство. Так что Дориан слонялся в гуще событий, наблюдая - он уже пообщался с главными тут – рассказал все, что знал сам.
Повезло – когда он стоял, глядя на процесс зажарки какого-то странного зверя на вертеле, прямо рядом с ним обозначился… Ну да, эти уши и узоры на лице ни с чем не спутаешь. Что оказалось неожиданным – это внезапный призыв о помощи и мольба в глазах. Дориан даже слегка растерялся вначале – Вестник Андрасте, которого тут все на руках носят, просит помощи у него.
Дориан оглядел сначала одного, потом другого – вряд ли ему бы простили, если б он стал задерживать всеобщего спасителя, который еле дышит. Но, нет, - Вестник выглядел нормально, не хуже прочих. Даже удивительно, учитывая, что он сделал совсем недавно.
- Да бросьте, - усмехнулся Дориан, глядя на лекаря поверх плеча Вестника. – Вы же видите, все с ним в порядке. Было бы нет – вряд ли бы вам понадобилось прилагать столько усилий, чтобы его догнать. И суметь это сделать только тогда, когда он остановился.
Дориан ехидно улыбнулся – он видел эскападу Вестника и пыхтящий быстрый шаг лекаря.
- Вестник, конечно, всеобщее достояние, но вашей помощи ждут и другие – которые лежат, а не резво бегают по глубокому снегу. И, кстати, я не магистр – это так, для справки.
Дориан перевел взгляд на Вестника и приподнял брови – мол, я все сделал так, как нужно?
[icon]http://s5.uploads.ru/qZBRf.jpg[/icon]

Отредактировано Dorian Pavus (2018-11-02 01:09:56)

+3

4

    Ему дважды повезло – в первый раз, когда тевинтерец согласился ему подыграть (в какую неловкую ситуацию он рисковал попасть сложись дело иначе!) и во второй – когда он нашёл верные слова. Он даже усмехнулся, услышав замечание про бег, чем вызвал гневный взгляд Натаниэля.
    - Не злитесь, я знаю, что вы мне друг, Натаниэль. Но вы слишком беспокоитесь. Наш тевинтерский гость прав: вам стоит уделить внимание прочим больным и раненным. В лазарете много народу и не хватает рук, а ваш подопечный весьма резво ходит. Помогите им, а я всего лишь поговорю с нашим гостем и вернусь.
    Говоря всё это краем глаза, он заметил взгляд мага, но к несчастью не смог ответить на него, ибо боялся выдать их проказничество сторожевому лекарю. Натаниэль тем временем недовольно запыхтел:
    - Я отвечаю за ваше состояние головой. Командир Каллен приставил меня к вам лично! – сколько торжества и гордости прозвучало в этой короткой фразе. И она же расставляла всё на свои места. Чувствовалось какая честь это была для простого лекаря. – И я настаиваю на том, чтобы вы вернулись в палатку. Будьте уверены я знаком с вашим состоянием, и оно крайне обманчиво. Многим к концу лечения кажется, что они выздоровели и они сразу кидаются во все тяготы и это всегда заканчивается тем, что они вновь оказываться в постели.
    - Но, Натаниэль, я ведь ничем не болен, - мягко возразил Вестник. - Я просто переутомился, а раны мои давно затянулись и совсем не мешают. Что плохого будет с того, что я поговорю с этим человеком? В конце концов я уже разговариваю.
    - Говорю вам, всё закончится тем, что во время следующего перехода вы свалитесь без сил. Вам нужно беречь себя.
    Едва ли можно было обвинить этого человека в том, что он излишне усердно выполняет свои обязанности. Ему, – простому человеку, - вверили Вестника Андрасте и он видимо очень боялся, что не справиться со своей задачей. Но его навязчивость заставила Аллароса задуматься, а не стоит ли ему щёлкнуть кнутом и призвать к порядку. Он всё-таки был не просто символом, но и далеко не последним эльфом в Инквизиции. Но обижать лекаря в его лучших порывах тоже не хотелось… «И что же мне ему теперь сказать?... Он хочет лучшего. Он охраняет меня потому что я так важен… Но мне ведь намного лучше. Он не может этого не понимать!... Вероятно, если бы речь зашла о чём-то ещё более важном он признал бы моё состояние приемлемым… О!»
    - Натаниэль, вы ведь видели кто атаковал Убежище?
    - Только мельком, Вестник, - спокойно ответил лекарь, готовясь к очередному выпаду.
    - Кем они были?
    - Мятежными магами…
    - Но во главе этой армии стояли тевинтерцы. Поэтому мне так важно, как можно скорее переговорить с этим человеком.
    И договорив это он впрямь понял, что им не помешает побеседовать и обстоятельства сложились довольно удачно.
    Натаниэль смутился и задумался.
    - Он может располагать важной информацией от которой могут зависеть жизни, - поняв, что слова работают Алларос попытался надавить сильнее, однако слегка переборщил.
    - Если это информация такая важная, почему с ним до сих пор не поговорили?
    «Ох и быстрый же у тебя ум.»
    - С ним поговорили просо он… - его взгляд снова скосился на тевинтерца в надежде, что тот сообразит, что ответить.

+3

5

Дориан стоял, скрестив руки на груди и с усмешкой наблюдал за спором. С лекарем все было ясно – ему доверили самого Вестника Андрасте. И теперь он из кожи вон лез, лишь бы оправдать доверие. Вне зависимости, похоже, от того, нужны ли его услуги самому Вестнику. Который проявлял столь завидную вежливость, что Дориан даже подумал, может быть, лекарь прав? Вестник переутомился и перегрелся - и теперь стал ненормально вежлив? Хотя в таком климате перегрев ему вряд ли грозил – похоже, достославное дитя Арлатана просто не умело командовать…
- Просто я отказался сообщать чрезвычайно важную и секретную информацию кому-то, кроме Вестника, - Дориан округлил глаза, давая понять, насколько сказанное важно. – Лично. С глазу на глаз. И без свидетелей.
Он еще хотел добавить про приватную обстановку и вино с фруктами, но решил, что это будет перебор – во-первых, адресат все равно не оценит, во-вторых, может заподозрить, что Дориан просто ёрничает. Он, конечно, не знахарь, чтобы определять на глаз степень проблем со здоровьем, но почему бы не подыграть, когда просят? Тем более, Вестник? То есть, Сам Вестник Андрасте – вот так точнее.
- А теперь прошу нас простить, - Дориан сделал шаг вперед, аккуратно взял долийца под локоть и повернулся к знахарю спиной. – Мое дело не терпит отлагательств – враги, знаете ли, секретные планы… и так далее. Будьте добры – займитесь свой работой. Другой своей работой, а Вестник в надежных руках – поверьте.
Дориан тонко улыбнулся через плечо и отвернулся, давая понять, что разговор окончен.
- Вон там, мессир, есть удобная полянка, вдали от чужих глаз – и ушей, - он выделил это слово голосом, - там нам никто не помешает. Если ваши люди соблюдают субординацию. Я, как лицо заинтересованное…
Дориан продолжал и продолжал разглагольствовать светским тоном, не делая пауз, чтобы нельзя было его перебить. Самый простой способ отделаться от ненужных собеседников – дать понять, что игнорируешь их. Только человек, имеющий вес, рискнет прервать и снова обратить на себя внимание. В противном случае – просто уйдет с глаз долой, на это и рассчитывал Дориан, спасая Вестника от его же людей.
[icon]http://s5.uploads.ru/qZBRf.jpg[/icon]

+3

6

    Стоило отдать должное, этот тевинтерец увёл его с той же лёгкостью и непринуждённостью с которой ветер сдувает осенние листья. Вот Натаниэль стоял рядом вцепившись в него зубами, а вон он же с раскрытой пастью в которой покоиться лишь воздух. «Помяните моё слово — это кончиться плохо…» - читалось на мрачном лице лекаря. Но Алларос не оборачивался, ему было слишком весело, и он боялся, что улыбка выдаст его с головой и погубит все труды не магистра.
    И, конечно, всё это было непростительно несерьёзно.
    Пытаясь немного успокоиться долийец сосредоточился на словах тевинтерца, на том как ловко и легко он вошёл в предложенную ему роль, как уверенно говорил и с каким достоинством держался. «Определённо из знати. Знает, как себя следует вести. Умеет и любит говорить. Сообразительный, - мысленно перечислял про себя Вестник возникающие на его счёт предположения. – Разбирается в моде… наверное. Похоже у него есть чему поучиться.» Кажется, он втянул в свою детскую проказу слишком серьёзного человека, который способен подыграть, но едва ли способен оценить её невинную прелесть. А значит придётся извиняться, а не хохотать на пару над произошедшим. А жаль, день-то хорошо начинался.
    - За сим я расписываюсь в том, что я ваш большой должник, - объявил Алларос когда они оказались на той самой полянке, где могли поговорить в дали от лишних ушей. – Позвольте представиться подобающим образом - Алларос Лавеллан. Примите мою благодарность, - с этими словами эльф слегка поклонился. – К несчастью суматоха и насыщенность того вечера не дали мне запомнить ваше имя, но я запомнил вас и ваше лицо. Вы поступили очень смело, когда решили предупредить нас об атаке. Жаль, что вам не удалось обогнать армию, но тем не менее вы рисковали своей жизнью и пытались спасти жизни всех этих людей, - обернувшись Вестник взмахнул рукой указывая на длинный растянувшийся на дороге лагерь. – Будьте уверены, я этого не забуду и припомню тем, кто забудет, если в том возникнет нужда. Я так понимаю Натаниэль всё ещё стоит за моей спиной и сверлит нас недовольным взглядом? А раз это так, то почему бы нам и впрямь немного не поговорить? Если вы не против конечно. По-моему, это интереснее, чем просто стоять на морозе и любоваться обледенелыми елями, - он улыбнулся. – Я сгораю от любопытства: что же привело вас тогда в Убежище? Почему вы просто не сбежали, когда увидели, как силён противник? Чувство долга? Душевная доброта? Личная выгода? Быть может у вас личные счёты с кем-то из наших врагов?
    И всё же он ошибался, когда полагал что Натаниэль стоит за их спиной. Лекарь, конечно, попыхтел недовольно, поглядел им в след, однако был вынужден признать поражение и поспешил к другим больным и раненным которым помощь и впрямь была нужнее.

+2

7

Дойдя примерно до середины означенной полянки, Дориан остановился. Делать на той полянке, собственно, было нечего – только если любителя увязать по колено в снегу и искать потом в сугробах свою обувь. И только тогда Дориан замолчал – причем буквально на полуслове. Ничего из сказанного за последние полминуты не имело особого смысла, дебаты – дело хорошее, можно научиться говорить связно, не сказав ничего.
- Дориан Павус, к вашим услугам, - Дориан улыбнулся и повторил полупокрон Вестника. – «Из Тевинтера», полагаю, добавлять не обязательно – все давно уже в курсе. Но будем честны – услуга довольно ничтожна, я просто… проводил вас до этой поляны, говорить не о чем. То же касается и моего появления у ворот Убежища – увы, я появился слишком поздно, вы заметили противника и без моего участия.
Дориан бросил взгляд за спину Вестника.
- Да, ваш лекарь очень настырен. Впрочем, могу его понять: ваше присутствие здесь, похоже, – залог всеобщего благополучия. По крайней мере, я так понял из разговоров ваших советников.
Натаниэль, поняв, что буравить взглядом спину Вестника, который его не видит, или лицо Дориана, который его не хочет видеть, совершенно бессмысленно, развернулся и пошел по своим делам, периодически оглядываясь. Лицо у него при этом было такое, как будто идет он непосредственно к Командору или Искательнице – жаловаться на капризного Вестника, который не желает пить рыбий жир, и избалованного Дориана, который влез в окно и утащил Вестника гулять посреди занятий.
- Ваш мучитель ушел – так что, думаю,  трогать ели мы и правда не будем, а вернемся в лагерь – там, как минимум, теплее… А привело меня в Убежище желание сделать то, что я сделал, - предупредить. А бежать было просто некуда. Я видел этих людей – или нелюдей? – слишком близко, чтобы сбежать о них – пришлось бы бежать за Недремлющее море и дальше или, наоборот, в ферелденские болота… И, скорее всего, это бы тоже не помогло, только отсрочило неизбежное. И, да, у меня с ними личные счеты.
Дориан перестал светски улыбаться, помолчал, но продолжил:
- Их зовут венатори, и они убили моего наставника, которого я искал несколько лет, проделав длинный путь из Тевинтера в Рэдклиф. Так что… скажите, Вестник, этот Старший, который шел во главе армии, - вы видели его? Кто он такой? Или… что он такое?
[icon]http://s5.uploads.ru/qZBRf.jpg[/icon]

+2

8

    А этот Дориан Павус по-хорошему интриговал.
    Чуть склонив голову на бок Алларос повнимательнее в него вгляделся. Будучи сыном леса и свободным длийским эльфом, он не мог назвать себя знатоком дипломатии и людских душ, однако знал, что обычно люди-аристократы довольно ушлые и личной выгоды не упускают. За что следовало сказать спасибо Инквизиции, хотя открытие было так себе. Он не видел в этом ничего плохого – это было свойственно и долийцам которым приходиться выживать в этом суровом мире полагаясь на одних лишь себя. У этой черты – как и у любой другой - были достоинства и недостатки. Эльф не удивился бы согласись Дориан помочь ему исключительно в расчёте на свою дальнейшую выгоду, но он не спешил воспользоваться ситуацией. Не стал ловить его на слове и просить хотя бы коробку конфет – ну, право, разве это было бы сложно для него? Не стал выставлять себя в выгодном свете. Напротив, он повёл себя весьма скромно и теперь Алларос гадал: это свойство натуры данного человека или он рассчитывает на большую выгоду в большем? Быть может ему пока просто ничего не нужно? «Увидим…» Во всяком случае сейчас его глаз не уловил никакой фальши.
    Можно было так же предположить, что Дориан не имеет отношения к знати, он ведь сам заметил, что он не магистр. Однако… Алларос, конечно, не очень хорошо разбирался в тевинтерской моде, но едва ли простолюдин будет так одеваться и держаться.
    - В том-то всё и дело, - отметил он, когда речь зашла о всеобщем благополучии. – Моё присутствие. А лежание в палатке всё свободное время едва ли походит на «присутствие», как по мне это скорее «отсутствие».
    Услышав, что Натаниэль наконец-то ушёл Лавеллан мигом воспарял духом и спешно оглянулся назад. «Так, хорошо, я знаю куда он пошёл, так что мы пойдём совсем в другую сторону». Несмотря на опасения Павуса целитель едва ли осмелился бы тревожить Каллена или Кассандру. Во всяком случае у долийца было достаточно оснований в этом усомниться.
    - Пойдёмте, - улыбнувшись светло и совершенно искренне Алларос призывно махнул рукой и во всём этом словно крылось обещание чего-то приятного. И вот они уже брели от поляны обратно в лагерь.
    Жаль только беседа коснулась совсем не весёлой темы, и Вестник не долго улыбался.
    - Должно быть он был очень важен для вас, раз вы искали его так долго и проделал такой путь... – Алларос остановился на полпути и повернулся лицом к тевинтерцу. – Я сочувствую вашему горю. Все мы хоть раз теряли близкого человека, хотя горе каждого неповторимо, как и сам горюющий, я всё же от части могу понять ваши чувства… Но вы ведь говорите мне это не ради слов сочувствия, верно? Вы ищите мести?
    Мести… Месть по мнению Аллароса было не лучшим побуждением на свете, она погубила многих из его народа, выела их изнутри и с людьми она поступала точно так же. Ему бы не хотелось такой судьбы для этого человека, но всё же она могла сделать их союзниками пусть и временными, дать человеку цель и силы продержаться до рассвета. Да и Вестник всё равно намеревался покончить со Старшим. Для этого он, собственно, и был избран.
    - Пусть так, я не стану вас за неё осуждать, - эльф протянул ему руку словно для пожатия. – Если у вас есть с ними счёты, то нам с вами по пути. Присоединяйтесь к Инквизиции и помогите нам. Во всяком случае это куда разумнее идеи бороться с ним в одиночку, - он улыбнулся и в его холодных глазах мелькнул золотой солнечный блик. Такой на удивление тёплый для этих холодных мест. – Он назвался Корифеем, сказал, что он бывший магистр. Из тех, кто вошёл в Золотой град и принёс в мир скверну… Нам удалось немного… пообщаться, прямо перед тем, как я обрушил лавину на Убежище. Ещё у него был дракон подозрительно похожий на Архидемона, а сам он крайне походил на порождение тьмы.
    «И если это и впрямь так, то нам следует опасаться нового Мора…» - закончил он уже про себя.
    - Расскажите мне всё, если хотите помочь. Об этих венатори: откуда они взялись, почему присоединились к Корифею, чего хотят. Почему ваш наставник решил к ним примкнуть и за что его убили. Будет полезна любая информация. Но если вы не готовы говорить о наставнике - можете не говорить, я не стану настаивать… Только давайте сперва доберёмся до более комфортного для беседы места.
    Развернувшись он вновь увлёк за собой мага. К несчастью тема была не совсем для лагеря – не хотелось, чтобы их подслушали не те уши… «Хех… неужели мне и впрямь придётся вернуться в палатку? Но я ведь с таким трудом оттуда выбрался! У судьбы странный юмор…» Проведя Дориана сквозь лагерь он остановился возле своего прибежища – довольно просторного и вместительного, следует заметить.
    - Подождите меня здесь, я скоро вернусь.
    Внутри было довольно тепло и немного пахло эльфийским корнем и дымом. Правда в основном снегом и горной свежестью. Подождать Вестника можно было разве что стоя или на скромной кровати из соломенного тюфяка, ибо мебели в палатке не было. Откуда бы ей взяться? Спасибо Каллену – при эвакуации он успел подумать о насущном, благодаря этому у них была еда, кое-какие лекарства, лошади и прочее необходимое для жизни. Пусть и не очень долгой. Во всяком случае до Скайхолда они доберутся без приключений.
    Вернулся Алларос довольно быстро с бутылкой подогретого вина, парой кубков и тёплым плащом на сгибе локтя.
    - Думаю это вам пригодиться, вы ведь не привыкли к виду снега, верно? – эльф улыбнулся, протягивая ему плащ, затем налил в свой кубок вина и предложил ему второй. – Будете? Натаниэль сказал, что мне будет полезно выпить немного, а я, признаться, пусть и хорошо себя чувствую от такого лекарства не откажусь… Нужно будет оставить её на память… - усмехнувшись прибавил он, повертев бутылку в руках.

Отредактировано Allaros Lavellan (2018-11-08 01:54:05)

+1

9

Похоже, Дориан, случайно для самого себя, оказался «в дамках» - завел знакомство с самим Вестником Андрасте, причем, так просто. В целом, именно эту цель он специально не преследовал – сначала бежал предупредить, а теперь… Ну, для начала, стоило бы понять, что эта Иквизиция вообще из себя представляет, чего хочет и за что борется. Особенно теперь, когда враг явил свое лицо, так сказать. Так что основной мотив в отношении самого Вестника был простой – любопытство. Дориан никогда не видел настоящих долийцев в их… естественной среде обитания, так сказать. То есть, без кандалов и потухшего взгляда приговоренных. Строго говоря, Дориан вообще никогда не видел таких эльфов – уверенно идущих с высоко поднятой головой, уверенно смотрящих вокруг, когда их окружение в ответ смотрит с признательностью и уважением. Это было ново и необычно, так уверенно держались, разве что, эльфы-лаэтане.
Хотя этот разговор об Алексиусе – не совсем то, о чем Дориан хотел бы говорить. По крайней мере, сейчас. Хотя это было справедливо – никто не понял, что он забыл тут, среди местных были только местные – ферелденцы, орлесианцы и торговцы, которые не имеют ни национальности, ни родины.
- Да, он был важен, - согласился Дориан. – Он был моим наставником. Строго говоря, он был мне как втор… как отец – я прожил в его доме несколько лет, его сын стал мне как брат. Он научил меня большей части того, что я знаю и умею, и не только в магии. А, кроме этого, он был еще и выдающимся человеком. Здесь, на юге, я знаю, все думают, что магистры – жуткие твари, порождения магократия. И, будем честны, такие действительно есть – и немало – а вот Алексиум был совсем другой… Так что это не только моя потеря, но и всего Тевинтера. Я…
Дориан задумался. Искал ли он мести? Безусловно, он хотел отомстить за смерть Алексиуса, непонятно было только – кому. Как он понял из слов Феликса, его отец влез во все это совершенно добровольно. В последние годы у магистра появилось несколько очень странных идей, постепенно сведших его с ума. С другой стороны, это не повод просто так взять и убить тевинтерского магистра! Во всяком случае, такого, каким был его наставник – в Магистериуме хватало таких, о чьей смерти Дориан бы даже не подумал бы переживать.
Он слегка удивленно посмотрел на протянутую руку Вестника. Ему действительно предлагают союз? Что ж, это льстит, да и весьма полезно для обеих сторон, но у Дориана были сомнения, насколько долиец понимает, что он делает. Дориану уже ясно дали понять, что любой тевинтерец – потенциальная угроза, и лучше бы ему никого не провоцировать. Если Вестник серьезен в своем намерении – ему придется объяснять это все своим советникам. И, возможно, после этого его советники объяснят ему, что он поторопился… Но протянутую руку Дориан пожал и даже слегка улыбнулся – было в словах и этом жесте Вестника что-то, от чего он давно отвык – отсутствие «второго дна».
- Вот как… - Дориан окинул взглядом лагерь – людей стало меньше, не все выбрались из Убежища. – Бывший магистр, значит… Что ж, закономерно – простые граждане такого размаха не достигли бы, ими должен был руководить магистр. Вошел в Золотой град, ишь ты…
Дориан мотнул головой, отгоняя ненужные мысли – все это было плохо, очень плохо. Это было именно то, что он ненавидел в своей стране – положить кучу народу ради того, чтобы занять вершину повыше. Но об этом он подумает позже, один.
- Спасибо, Вестник, это очень щедрое предложение – ведь вы меня не знаете. И, могу вас сразу предупредить, - ваше решение многим не понравится. Я ведь тоже тевинтерец, как и наш противник, что так любезно представился.
Вестник увел его, похоже, к себе в палатку. И снова Дориан получил повод для удивления – обстановка была простой, очень простой для того, кто тут был, похоже, идейным вдохновителем. Он с интересом огляделся – только самое нужное и необходимое. Это, конечно, походная палатка, но, все же. Или просто долийцы привыкли так жить? Но где, хотя бы, меховые одеяла и серебряная посуда?
- О, вы очень любезны мессир Лавелан, - Дориан с удовольствием завернулся в поданный плащ, усаживаясь. – И от вина тоже не откажусь – я не в том положении, чтобы жаловаться на гостеприимство, но, да, этот климат… несколько холоднее, чем я привык.
Ему было холодно в горах – ему было холодно везде, но в горах – особенно. Просто до сих пор не было времени на это отвлекаться, а теперь они стояли лагерем посреди снежного ущелья, где надо было практически сунуть ноги в костер, чтобы чувствовать пальцы.
- А что касается венатори… - Дориан задумчиво опустил взгляд на содержимое своего кубка, покачивая его. – Они из Тевинтера, насколько я знаю, - я думал, что это просто какая-то секта. В Империи их полно – у всех какие-то свои цели, но обычно безобидные, потому что людям нравится думать, что они владеют тайными знаниями, даже если это всего лишь вычитанные в пыльных вариантах парочка заклинаний. А вот кто к ому присоединился – я не знаю, я только слышал про какого-то Старшего, они говорили что-то про него и его дела. Да и то, я слышал не сам, - мне пересказывал это Феликс, сын Алексиуса. А чего хотел сам Алексиус…
Дориан снова замолчал, глядя все туда же – на темную поверхность вина. Багрово-темную – почти как кровь.
- В последние годы у него появились некоторые странные идеи – он начал работать над новым видом магии, которую назвал магией времени. Чтобы можно было обращаться время вспять и так далее. Я говорил ему, что это невозможно, и что он впустую тратит силы и время – но он не слушал. Мы поссорились, и я ушел… А кгда решил вернуться и попробовать начать сначала – они с Феликсом исчезли. Я их искал и, наконец, нашел – в Редклифе. Я не знаю, чем именно Алексиуса прельстили венатори, может быть, просто поверили в его идеи. Как бы то ни было, он делал это ради благородных целей, может быть, утопических, но вредить он никому не собирался... А венатори убили его, когда поняли, что его магия времени не может им помочь. Не знаю, чего именно они от нее хотели, но ничего не вышло. Феликс помог мне бежать, отправив к вам, в Убежище, предупредить, что армия идет к вам. Но я никогда не бывал а горах зимой – такой зимой – и просто слишком замешкался в пути…
[icon]http://s5.uploads.ru/qZBRf.jpg[/icon]

+2

10

    Как Алларос и ожидал наставник оказался дорог Дориану и то насколько он был дорог было видно и слышно по его выражениям, жестам и голосу. Это было печально… но вместе с тем разум долийца жестоко указывал на то, что венатори их общий враг и это вполне себе уязвимое место, на которое можно надавить. В самом крайнем случае. Но довить не хотелось, для представителя демонизированной Империи маг казался слишком человечным… по сути таким же, как и все остальные люди в лагере. А ведь это представитель знати, верно? Маг, с хорошими манерами и образованием… Если в Тевинтере есть такие люди как он может не всё так уж и плохо, как все вокруг говорят?
    - Знаете, мне кажется я узнал вас достаточно за это короткое время и после ваших слов мне ещё больше хочется видеть вас моим союзником. Особенно после слов «ваше решение многим не понравиться», - улыбнулся он. - Вы не спешите навязать мне свою компанию, вы не раздуваете своих заслуг, вы верный человек, который способен увидеть отца в другом человеке и назвать братом его сына, а значит для вас важна личность, а не просто кровные связи, вы попытались предупредить нас, а не сбежали, значит вам хватает решимости, кроме того вам есть за что ненавидеть нашего врага. Ну и ещё лично мне было бы интересно пообщаться с представителем загадочной Империи и узнать всё ли там впрямь так ужасно… А может быть я просто глупый и наивный долийский мальчик, но сейчас мне хочется довериться своей интуиции. Вы мне нравитесь Дориан Павус и я готов дать вам шанс. Как вы им воспользуетесь и насколько будете за него держаться – уже ваше дело.
    Остальным это и впрямь не понравиться, но уж это он как-нибудь переживёт… Он даже практически придумал, что им сказать!
    Внутреннее содержание палатки Вестника и впрямь было довольно скромным, но эльфу, привыкшему к лишениям даже, не пришло в голову извиниться за это перед тевинтерским гостем который явно привык к роскоши. Напротив, он чувствовал себя довольно комфортно в этих скромных апартаментах.
    - Я от части вас понимаю. Мой клан путешествовал по Вольной Марке, - сообщил он, протягивая Дориану кубок и наполняя его тёплым вином. -  Мы не подходили близко к границам Тевинтера, но я могу примерно представить себе ваш климат. Когда Хранительница послала меня в Ферелден я долгое время мёрз пока наконец не смог привыкнуть... Ну, а ещё я начал одеваться теплее, чем обычно. Это впрямь помогает, - немного посмеявшись он сделал несколько глотков.
    В горле сразу стало тепло и уютно и поселившаяся там от холодного воздуха небольшая боль стремительно начала проходить. «Нужно почаще жевать эльфийский корень и всё будет в порядке ещё до того, как я доберусь до Скайхолда… И Натаниэль скорее от меня отстанет.» Закупорив бутылку, он поставил её возле себя на постель. Палатка начала медленно наполняться сладким запахом горячего вина вынуждая эльфа дышать глубже и с большим удовольствием.
    Рассказ Дориана о венатори вызвал в его голове только ещё больше и больше вопросов. «В Тевинтере много сект?! А как же Церковь? Неужели она закрывает на это глаза? Что успел ему рассказать Феликс о Старшем? Магия времени!? Как кому-то вообще могла прийти в голову такая безумная мысль? Почему этим исследованием заинтересовались венатори? Им это не показалось настолько же… безумным? Если нет, то что это значит? Старший впрямь видел в его исследованиях перспективы? Насколько хорошо он тогда знает магию?... Неужели путешествие во времени возможно? Или Старший ошибся? И какие благородные цели преследовал Алексиус?...» Вопросы-вопросы-вопросы…
    - Это не твоя вина, Дориан. Едва ли мы успели бы подготовиться к такому нападению как следует. Да и теперь уже ничего не исправить, когда придёт время – мы почтим погибших как героев, - пообещал Алларос. – А пока будем думать о живых и об их будущем. В том числе и твоём. Боюсь Корифей угрожает всему миру… Скажи ты знаешь что-нибудь о древних магистрах? Что ваша Церковь говорит о их вторжении в Золотой Город и первом море? У вас ведь должно было сохраниться больше сведений об этому случае не так ли?

Отредактировано Allaros Lavellan (2018-12-06 18:28:14)

+2

11

Да, этот эльф определенно не был похож на тех, с кем Дориан имел дело прежде… Тквинтер брезговал интересоваться чем-то за своими пределами – тем более, эльфами. В Тевинтере любой гражданин – либо альтус, либо лаэтан, либо сопорати, либо раб, бывший или текущий. Гражданин Империи, чья суть заключалась в положении в обществе, этим и исчерпывался. Ни полутонов, ни вариантов.
Дориан был удивлен – даже он был удивлен тому, как вел себя Вестник. Может быть, сиди перед ним человек, все было бы не так. Точно было бы – к политике Дориан привык, хоть и имел к ней мало отношения. Но эльф… Странное сочетание какой-то наивности и беспочвенной доверчивости странно сочеталось с вполне осознанной хваткой.
Дориан ухмыльнулся, блеснув глаза – может быть, Вестник не до конца понимал, чем обернется его предложение сотрудничества тевинтерцу, но совершенно ясно дал понять, чего ждет и на что рассчитывает. Это было серьезно и дальновидно. Впрочем, будь он действительно мальчишкой – вряд ли бы он стал Вестником и смог бы разговаривать сам, без подсказок советников. Интересно, сколько ему лет?
- Все и впрямь так ужасно, поверьте, - иронично ответил Дориан. – В Тевинтере много такого, за что может быть стыдно. Хотя моей родиной он от этого быть не перестает. Я признателен за ваше предложение. Скажу больше – я и сам думал просить об этом. Мне кажется, вместе мы сможем больше – у вас есть ресурсы, у меня – связи в Империи. Это будет нелишним, учитывая, с кем придется иметь дело.
Вино было теплым, оно грело даже пальцы, державшие кубок – не сильно, но все же. И на вкус было много лучше, чем боялся Дориан. Не тевинтерское, но сойдет – для стоянки в горах особенно. Видимо, в должности Вестника все же были свои преимущества. Дориан постепенно начал расслабляться – вино на голодный желудок тому способствовало, а еще относительное тепло палатки, одеяло и разговор, который шел ровнее и проще, чем он рассчитывал. Так что переход на «ты» произошел вполне логично – глупо было бы обращать на это внимание здесь и сейчас. К тому же, Дориан не имел особых возражений – с обязательным этикетом пришлось попрощаться сразу, как он отправился на поиски Алексиуса.
- О Древних магистрах знают все жители Империи, - Дориан поерзал, устраиваясь поудобнее, - в основном то, какими отличными ребятами они были – как возвысили Империю, сколько стран подчинили и так далее. Это долбят всю жизнь с самого раннего возраста – особенно альтусам вроде меня. Наверное, так же много и долго, как на юге о Создателе и Андрасте. И Церковь в том числе – покорение Золотого города, дерзновенный план древних и так далее… Разумеется, вину за появление порождений и Мора они не признают – это не подходит их картине мира. Но вообще-то, все это просто сказки. То есть, древние сказания, легенды или дела клириков. Они, кажется, действительно в это верят, остальные – нет. Вряд ли. Это ведь… мифология? Легенды? Фундамент веры, на котором построили то, что построили. Во всяком случае, мне всегда так казалось. Но если допустить, что все это и правда было…
Дориан снова посмотрел в свой кубок и нахмурился.
- Скажу честно – это очень-очень плохо. Это значит, что Тевинтер еще хуже, чем я привык о нем думать. И куда опаснее – совершенное однажды можно повторить вновь.
Он посмотрел на зеленоватое свечение от руки Вестника и облизал губы.
- То, что на – в – твоей руке – это… Это уму непостижимо. Невероятно и… да, весьма опасно. Я слышал, что ты появился из ниоткуда, из дыры в воздухе и, будто бы у тебя за спиной стояла сама Андрасте. И про то, что ты ничего не помнишь, я тоже слышал – поэтому расспрашивать не буду. И все же… Можно посмотреть поближе?
Дориан кивнул на руку Вестника. Его очень интересовала эта метка – и как мага, и как любопытного человека, привыкшего утолять свой интерес.
[icon]http://s5.uploads.ru/qZBRf.jpg[/icon]

Отредактировано Dorian Pavus (2019-01-07 20:47:20)

+1

12

    Тевинтерец не стал акцентировать на этом внимание, но Алларосу показалось, что размышления о мифах о древних магистрах и Золотом граде имеют для него не самое последнее значение. «Мне сказать ему сейчас или не стоит?...» - долийец заколебался и, пытаясь скрыть неуверенности и тени своих мыслей, склонился над бокалом вина делая большой неспешный глоток. «Если истории о магистрах так же важны для Тевинтера как истории о Андрасте на юге, то как они все отреагируют узнав, что Корифей и впрямь бывший магистр и посещал Тень во плоти?» Казалось бы, ответ был прост – расскажи людям правду. Это решение соответствовало базовым представлениям о морали, истина о прошлом ценилась самими долийцами, но будь всё так элементарно Лавеллан не колебался бы. Здесь и сейчас он плохо представлял себе какая муть поднимется со дна, если он решиться бросить на дно камень. А она ведь подниматься. Он уже достаточно успел познакомиться с людьми и их культурой, чтобы с должной ответственностью отнестись к тому, что он узнал.
    Благо ситуация не требовала от него решения прямо здесь и сейчас, а потому он с улыбкой оторвался от бокала с вином и протянул Дориану руку.
    - Конечно. Может ты расскажешь мне о нём что-то интересное. Сам я, к несчастью, не смог толком разобраться в том, как эта штука работает и какова её природа… Ровно, как и те немногие специалисты и маги, которые рвались меня осмотреть и изучить сей феномен. Корифей называл его Якорем, попытался забрать себе… Судя по всему с его помощью он намеревался… натворить ещё больших дел, чем натворил сейчас.
    «Ещё бы одно-два слова и так изящно я бы уже не выкрутился,» - упрекнул себя Лавеллан едва не коснувшись темы, которой хотел избежать.
    - Слушай, сейчас мы направляемся в Скайхолд, но как только мы там обоснуемся нужно будет двигаться дальше. Решение в основном будем принимать мы пятеро, но не хочешь поучаствовать? Привести тебя на важный совет я не смогу, но раз уж ты так близко был знаком с нашими врагами, тем более, что и ты и они из Империи мне бы хотелось услышать твой совет по поводу дальнейших действий. Может у тебя есть идея по поводу того как напакостить им или достать больше информации? Если эти идеи будут дельными я бы мог озвучить их и возможно мы бы нашли ресурсы на их реализацию…

0

13

Дориан наклонился вперед, изучающе глядя на руку Вестника. Поперек ладони шла как будто трещина, святящаяся изнутри противно-зеленым светом. Как глубокая рана, но без крови - и, судя по всему, без боли. Он поднял было руку, чтобы прикоснуться к ней, но передумал. Он чувствовал... что-то, рядом с этим Якорем, или чтоб бы это ни было, рядом с Вестником - как будто был в хранилище артефактов. Ощущение было не очень ощутимое и совершенно неясное. И лучше было поостеречься и не трогать, пока что. Хотя было, конечно, интересно, как это ощущается, и что чувствует сам Вестник. Но у него еще будет время.
- Боюсь, что нет, - Дориан вздохнул, - никогда не видел ничего даже отдаленно похожего. И не читал. И не слышал. Но в последнее время я с прискорбием убедился, что, к сожалению, знаю не так много, как думал.
Это было непривычно и даже неприятно, Дориан по праву гордился своим образованием и образованностью, и только это путешествие дало ясно понять, как мало, на самом деле, в Империи знают о том, как бывает на свете. Грело только то, что в этом тупике он стоял не в одиночестве.
- Но я буду рад оказать все возможное содействие. Если дело и вправду коснется Тевинтера - я смогу стать посредником. Я там отчасти пария, но... В общем, от меня будет польза. Если, конечно, твои соратники разделяют твое мнение.
Дориан слегка усмехнулся. Было очень тепло, хорошо и уютно, но он не мог себе позволить просто расслабиться до расстановки всех точек над "ё". Вестник был более чем благожелателен, а вот другие...
- Не сочти за сомнения или недоверие, но вполне может статься, опять таки, что твои советники и, тем более, простые люди будут неготовы к моему столь активному участию в делах. Хотя я готов рассказать еще раз все, что знаю, и написать несколько писем в Тевинтер - я думаю, я знаю, с чего и кого можно начать наводить справки. Главное, учти, Вестник, что со мной просто не будет.
Он снова усмехнулся, уже хитро, и посмотрел на эльфа:
- Дружба с тевинтерцем - клеймо на всю жизнь.
[icon]http://s5.uploads.ru/qZBRf.jpg[/icon]

Отредактировано Dorian Pavus (2019-02-14 21:24:50)

+1

14

    «Что же это за магия, о которой и пары слов не может сказать даже тевинтерец? Нечто древнее, сложное и могущественное? И оно буквально оказалось у меня в руке…» - Алларос усмехнулся, опуская левую ладонь на колено. «Впрочем, может я просто спрашиваю не того тевинтерца? У магии много направлений… И в любом случае хорошо, что Якорь у меня, а не у Корифея или кого-то из его прислужников.»
    - Клеймо? Ещё большее, чем «дикий долийский эльф»? – рассмеялся Алларос. - Я как-то слышал байку о том, что мы гуляем по лесу голыми и занимаемся каннибализмом. И ведь люди всерьёз в это верят. Ну и не только в это, о нас ходят много замечательных историй… Боюсь я вынужден признать, что это от части наша вина. Нам не стоило быть такими нелюдимыми…
    «Нелюдимыми…- на миг он поймал себя на слове. – Разве я похож на нелюдимого?... А ведь был, когда только оказался в Убежище. Они, конечно, бросили меня в темницу и заковали в кандалы, но намного ли я был бы дружелюбнее, если бы всё сложилось иначе? Забавно. Я даже не заметил, как перестал опасаться людей, а всего-то и нужно было получше узнать друг друга…»
    - Не беспокойся за меня. Думай лучше вот о чём: я постараюсь убедить остальных дать тебе шанс и сильно удивлюсь если они этого не сделают. Сама ситуация складывается в твою пользу. Но только от тебя и твоих действий зависит как люди отнесутся к тебе. Сейчас ты для них чужой, они стремятся отторгнуть тебя, но ты должен понимать почему это происходит и тогда ты с лёгкостью изменишь ситуацию. Они просто не знают тебя, не знают, чего от тебя ждать. Старайся не отсиживаться где-то в одиночестве, заведи побольше знакомых, эти люди – такие же, как и в Тевинтере, просто у вас разная обёртка, но суть та же. Если ты не позволишь им себя узнать, они всё равно будут о тебе судачить, вот только правды в этих словах уже не будет. Что касается советников – то ты можешь пробить себе путь своими делами и помощью. В конечном счёте кто выставит вон из стада здоровую крепкую галу? Это просто глупо. Всё в этом мире чуть проще, чем кажется… Просто нужно постараться это разглядеть и дать себе труд понять человека, а не просто выслушать и дать оценку его выводам. Я сам проходил через это в Убежище.
    Улыбнувшись Дориану долийец допил остатки вина, поставил кубок на соломенный тюфяк полде себя и поднялся.
    - Если хочешь можешь остаться здесь и отогреться, а также выпить остатки вина. Я же отправлюсь к советникам и поговорю на счёт тебя. Не вижу смысла откладывать это замечательное дело, - весело подмигнув долийец выбрался из палатки и тотчас же оценил насколько же снаружи свежее, чем внутри.
    «Ничего, до Скайхолда осталось не так уж и много. Сейчас наша главная головная боль не мороз, а кое-что похуже…» Наполнив грудь холодным воздухом и прислушиваясь к неприятным ощущениям, вновь возникшим в горле, Вестник направился в глубь лагеря.

+1


Вы здесь » Dragon Age: Before the storm » Летопись » 16 Драккониса 9:42 ВД | И слово Его стало всем...